Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что  вы  и  ваш  помощник  по  особым  делам  можете  убираться  к своим
занюханным бумажонкам!
   Она опять  попыталась  закрыть дверь,  но на этот раз Баннерман силой
распахнул ее.
   - Отойдите, Генриетта, я не шучу. - Чувствовалось, что он уже на пре-
деле и с трудом сдерживает гнев.
   - Вы не имеет права! - завопила она. - У нас не полицейское государс-
тво! Вас вышвырнут со службы! Предъявите ордер!
   - Тише, ордер тут ни при чем, просто я должен поговорить с Фрэнком, -
сказал Баннерман и, отстранив ее, прошел в дом.
   Джонни  как   в  тумане   шагнул  следом.   Миссис  Додд   попыталась
перехватить его. Он придержал ее за руку - и в тот же миг страшная  боль
пронзила мозг, заглушив  тупую ломоту в  висках. И ОНА  ПОЧУВСТВОВАЛА...
Они смотрели  друг на  друга лишь  мгновение, но  казалось, ему не будет
конца: немыслимое, абсолютное всепонимание.   Они словно срослись в  это
мгновение.  Потом  миссис  Додд  отшатнулась,  хватаясь  за  исполинскую
грудь.
   - Сердце...  сердце... - Миссис Додд судорожно порылась в кармане ха-
лата и достала лекарство. Лицо у нее приобрело оттенок сырого теста. Она
открыла трубочку,  вытряхнула горошинку на ладонь, просыпав остальные на
пол и сунула ее под язык.  Джонни смотрел на старуху с немым ужасом. Го-
лова  была сейчас как пузырь,  который вот-вот лопнет от распирающей его
горячей крови.
   - В ы  з н а л и? - прошептал он.
   Ее мясистый,  обвисший рот беззвучно открывался и закрывался,  откры-
вался и закрывался, точно у выброшенной на берег рыбы.
   - Все это время  з н а л и?
   - Дьявол!  - завизжала она. - Чудовище... дьявол... ох, сердце... ох,
я умираю...  умираю...  врача...  ДЖОРДЖ БАННЕРМАН, ТОЛЬКО ПОСМЕЙТЕ ПОД-
НЯТЬСЯ НАВЕРХ РАЗБУДИТЬ МОЕГО МАЛЬЧИКА!
   Джонни отпустил  ее руку и,  машинально вытирая ладонь о пальто,  как
будто выпачкал ее,  стал неуверенно взбираться по лестнице вслед за Бан-
нерманом.  Снаружи ветер всхлипывал под карнизами, как заблудившийся ре-
бенок.  Дойдя до середины лестницы, Джонни обернулся. Генриетта Додд си-
дела  на плетеном стуле - осевшая гора мяса - и,  придерживая руками ог-
ромную грудь,  хватала ртом воздух. Голова у Дочини по-прежнему раздува-
лась, и он  подумал, как во  сне: КОНЧИТСЯ ТЕМ,  ЧТО ОНА ПРОСТО-НАПРОСТО
ЛОПНЕТ. И СЛАВА БОГУ.
   Старый, потертый коврик на полу в узеньком коридоре. Обои в разводах.
Баннерман колотил в запертую дверь. Здесь наверху было холоднее по мень-
шей мере градусов на десять.
   - Фрэнк!  Это я,  Джордж Баннерман! Фрэнк, проснись!
   Никакого ответа.  Баннерман повернул  ручку и  толкнул дверь  плечом.
Пальцы соскользнули  на рукоять  пистолета, но  Баннерман не  вынул его,
хотя  это  могло  стоить  шерифу  жизни  - впрочем, комната Фрэнка Додда
оказалась пустой.
   Они стояли на пороге,  осматриваясь.  Это была детская. Обои - тоже в
разводах - с танцующими клоунами и деревянными  лошадками.  Сидевшая  на
детском  стульчике тряпичная кукла таращила на них блестящие пустые гла-
за.  В одном углу - ящик с игрушками.  В другом - узкая деревянная  кро-
вать.  Перекинутый  через спинку кровати ремень с кобурой выглядел здесь
как-то неуместно.
   - Бог ты мой, - тихо сказал Баннерман. - Что все это значит?
   - Помогите, - донесся снизу голос миссис Додд. - Помогите же...
   - Она знала, - сказал Джонни. - Знала с самого начала, с первой жерт-
вы. Он ей рассказывал. И она его покрывала.
   Баннерман медленно вышел из комнаты и отворил соседнюю дверь.  Взгляд
его выражал растерянность и боль. Комната для гостей тоже была пуста. Он
открыл дверь в чулан,  но увидел там только плошку с крысиным ядом. Сле-
дующая дверь. Здесь, в еще не отделанной спальне, был такой холод, что у

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.