Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что  вы  и  ваш  помощник  по  особым  делам  можете  убираться  к своим
занюханным бумажонкам!
   Она опять  попыталась  закрыть дверь,  но на этот раз Баннерман силой
распахнул ее.
   - Отойдите, Генриетта, я не шучу. - Чувствовалось, что он уже на пре-
деле и с трудом сдерживает гнев.
   - Вы не имеет права! - завопила она. - У нас не полицейское государс-
тво! Вас вышвырнут со службы! Предъявите ордер!
   - Тише, ордер тут ни при чем, просто я должен поговорить с Фрэнком, -
сказал Баннерман и, отстранив ее, прошел в дом.
   Джонни  как   в  тумане   шагнул  следом.   Миссис  Додд   попыталась
перехватить его. Он придержал ее за руку - и в тот же миг страшная  боль
пронзила мозг, заглушив  тупую ломоту в  висках. И ОНА  ПОЧУВСТВОВАЛА...
Они смотрели  друг на  друга лишь  мгновение, но  казалось, ему не будет
конца: немыслимое, абсолютное всепонимание.   Они словно срослись в  это
мгновение.  Потом  миссис  Додд  отшатнулась,  хватаясь  за  исполинскую
грудь.
   - Сердце...  сердце... - Миссис Додд судорожно порылась в кармане ха-
лата и достала лекарство. Лицо у нее приобрело оттенок сырого теста. Она
открыла трубочку,  вытряхнула горошинку на ладонь, просыпав остальные на
пол и сунула ее под язык.  Джонни смотрел на старуху с немым ужасом. Го-
лова  была сейчас как пузырь,  который вот-вот лопнет от распирающей его
горячей крови.
   - В ы  з н а л и? - прошептал он.
   Ее мясистый,  обвисший рот беззвучно открывался и закрывался,  откры-
вался и закрывался, точно у выброшенной на берег рыбы.
   - Все это время  з н а л и?
   - Дьявол!  - завизжала она. - Чудовище... дьявол... ох, сердце... ох,
я умираю...  умираю...  врача...  ДЖОРДЖ БАННЕРМАН, ТОЛЬКО ПОСМЕЙТЕ ПОД-
НЯТЬСЯ НАВЕРХ РАЗБУДИТЬ МОЕГО МАЛЬЧИКА!
   Джонни отпустил  ее руку и,  машинально вытирая ладонь о пальто,  как
будто выпачкал ее,  стал неуверенно взбираться по лестнице вслед за Бан-
нерманом.  Снаружи ветер всхлипывал под карнизами, как заблудившийся ре-
бенок.  Дойдя до середины лестницы, Джонни обернулся. Генриетта Додд си-
дела  на плетеном стуле - осевшая гора мяса - и,  придерживая руками ог-
ромную грудь,  хватала ртом воздух. Голова у Дочини по-прежнему раздува-
лась, и он  подумал, как во  сне: КОНЧИТСЯ ТЕМ,  ЧТО ОНА ПРОСТО-НАПРОСТО
ЛОПНЕТ. И СЛАВА БОГУ.
   Старый, потертый коврик на полу в узеньком коридоре. Обои в разводах.
Баннерман колотил в запертую дверь. Здесь наверху было холоднее по мень-
шей мере градусов на десять.
   - Фрэнк!  Это я,  Джордж Баннерман! Фрэнк, проснись!
   Никакого ответа.  Баннерман повернул  ручку и  толкнул дверь  плечом.
Пальцы соскользнули  на рукоять  пистолета, но  Баннерман не  вынул его,
хотя  это  могло  стоить  шерифу  жизни  - впрочем, комната Фрэнка Додда
оказалась пустой.
   Они стояли на пороге,  осматриваясь.  Это была детская. Обои - тоже в
разводах - с танцующими клоунами и деревянными  лошадками.  Сидевшая  на
детском  стульчике тряпичная кукла таращила на них блестящие пустые гла-
за.  В одном углу - ящик с игрушками.  В другом - узкая деревянная  кро-
вать.  Перекинутый  через спинку кровати ремень с кобурой выглядел здесь
как-то неуместно.
   - Бог ты мой, - тихо сказал Баннерман. - Что все это значит?
   - Помогите, - донесся снизу голос миссис Додд. - Помогите же...
   - Она знала, - сказал Джонни. - Знала с самого начала, с первой жерт-
вы. Он ей рассказывал. И она его покрывала.
   Баннерман медленно вышел из комнаты и отворил соседнюю дверь.  Взгляд
его выражал растерянность и боль. Комната для гостей тоже была пуста. Он
открыл дверь в чулан,  но увидел там только плошку с крысиным ядом. Сле-
дующая дверь. Здесь, в еще не отделанной спальне, был такой холод, что у

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.