Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

семьдесят первого года,  и с тех пор он у нас... Вот вы мне говорите та-
кое, а я как вспомню, что Катрина была там вчера утром, что она прошла в
двух шагах от того человека... для меня это все равно что кровосмешение.
Фрэнк бывал у нас в доме,  ел с нами за одним столом, раза два мы остав-
ляли на него маленькую Кэти...  а вы говорите...
   Джонни повернулся. Баннерман снял очки и вытирал глаза.
   - Если вам и вправду дано все это видеть,  мне жаль вас.  Бог  создал
вас уродцем вроде коровы с двумя головами - показывали такую на ярмарке.
Простите. Зря я вас так.
   - В Библии сказано, что бог равно любит все свои создания, - отозвал-
ся Джонни. Голос у него слегка дрожал.
   - Ну-ну,  - кивнул Баннерман, потирая переносицу. - Оригинально же он
решил продемонстрировать это, вы не находите?
   Спустя  минут  двадцать  зазвонил  телефон,  и  Баннерман быстро снял
трубку. Сказал два-три слова. Потом  долго слушал. И старел у  Джонни на
глазах. Положив трубку, он молча смотрел на Джонни.
   - Двенадцатого ноября семьдесят второго года, - выдавил он наконец. -
Студентка.  Ее нашли в поле у шоссе. Анна Саймонс. Изнасилована и удуше-
на.  Двадцать три года.  Группа спермы не установлена. И все же, Джонни,
это еще ничего не доказывает.
   - Не думаю,  что вам действительно нужны дополнительные доказательст-
ва,  - сказал Джонни. - Поставьте его перед фактами, и он во всем созна-
ется.
   - А если нет?
   Джонни припомнил свое видение у скамейки.  Оно налетело на него с бе-
шеной скоростью,  словно смертоносный бумеранг. Ощущение рвущейся ткани.
И сладкая,  ноющая боль,  воскресившая в памяти боль от прищепки.  Боль,
которая искупала все.
   - Заставите его спустить штаны, - сказал Джонни.

   Репортеры еще толпились в вестибюле. Едва ли они ожидали развязки или
по крайней мере неожиданного поворота в деле.  Просто дороги из-за снега
стали непроезжими.
   - Вы уверены, что приняли наилучшее решение? - Ветер отшвыривал слова
Джонни куда-то в сторону. Разболелись ноги.
   - Нет,  - ответил Баннерман просто. - Но думаю, что вам надо быть при
этом.  Думаю, Джонни, будет лучше, если он посмотрит вам в глаза. Пошли,
Додды живут всего в двух кварталах отсюда.
   Они шагнули в снежный буран - две тени в  капюшонах.  Под  курткой  у
Баннермана был пистолет. Наручники он пристегнул к ремню. Они и квартала
не прошли по глубокому снегу,  а Джонни уже начал  сильно  прихрамывать,
хотя и не сказал ни слова.
   Но Баннерман заметил. Они остановились в дверях касл-рокского транса-
гентства.
   - Что с вами, дружище?
   - Ничего, - сказал Джонни. Ну вот, теперь и голова заболела.
   - Что значит "ничего"? Глядя на вас, можно подумать, что у вас слома-
ны обе ноги.
   - Когда я вышел из комы, врачам пришлось их прооперировать. Атрофиро-
вались мышцы.  Начали таять, как выразился доктор Браун. И суставы стали
ни к черту. Все, что можно, заменили синтетикой...
   - Это как тому типу, которого отремонтировали за шесть миллионов?
   Джонни подумал об аккуратной стопке больничных счетов в верхнем ящике
бюро у них дома.
   - Что-то в этом роде.  Когда я долго на ногах, они у меня деревенеют.
Вот и все.
   - Хотите, вернемся?
   - ЕЩЕ БЫ НЕ ХОТЕТЬ, - ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ И НАЧИСТО ЗАБЫТЬ ОБ ЭТОМ КОШМА-
РЕ.  И ЗАЧЕМ ПРИЕХАЛ?  РАСХЛЕБЫВАЕШЬ ЗА НЕГО ВСЕ ЭТО, И ТЕБЯ ЖЕ НАЗЫВАЮТ
КОРОВОЙ С ДВУМЯ ГОЛОВАМИ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.