Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

семьдесят первого года,  и с тех пор он у нас... Вот вы мне говорите та-
кое, а я как вспомню, что Катрина была там вчера утром, что она прошла в
двух шагах от того человека... для меня это все равно что кровосмешение.
Фрэнк бывал у нас в доме,  ел с нами за одним столом, раза два мы остав-
ляли на него маленькую Кэти...  а вы говорите...
   Джонни повернулся. Баннерман снял очки и вытирал глаза.
   - Если вам и вправду дано все это видеть,  мне жаль вас.  Бог  создал
вас уродцем вроде коровы с двумя головами - показывали такую на ярмарке.
Простите. Зря я вас так.
   - В Библии сказано, что бог равно любит все свои создания, - отозвал-
ся Джонни. Голос у него слегка дрожал.
   - Ну-ну,  - кивнул Баннерман, потирая переносицу. - Оригинально же он
решил продемонстрировать это, вы не находите?
   Спустя  минут  двадцать  зазвонил  телефон,  и  Баннерман быстро снял
трубку. Сказал два-три слова. Потом  долго слушал. И старел у  Джонни на
глазах. Положив трубку, он молча смотрел на Джонни.
   - Двенадцатого ноября семьдесят второго года, - выдавил он наконец. -
Студентка.  Ее нашли в поле у шоссе. Анна Саймонс. Изнасилована и удуше-
на.  Двадцать три года.  Группа спермы не установлена. И все же, Джонни,
это еще ничего не доказывает.
   - Не думаю,  что вам действительно нужны дополнительные доказательст-
ва,  - сказал Джонни. - Поставьте его перед фактами, и он во всем созна-
ется.
   - А если нет?
   Джонни припомнил свое видение у скамейки.  Оно налетело на него с бе-
шеной скоростью,  словно смертоносный бумеранг. Ощущение рвущейся ткани.
И сладкая,  ноющая боль,  воскресившая в памяти боль от прищепки.  Боль,
которая искупала все.
   - Заставите его спустить штаны, - сказал Джонни.

   Репортеры еще толпились в вестибюле. Едва ли они ожидали развязки или
по крайней мере неожиданного поворота в деле.  Просто дороги из-за снега
стали непроезжими.
   - Вы уверены, что приняли наилучшее решение? - Ветер отшвыривал слова
Джонни куда-то в сторону. Разболелись ноги.
   - Нет,  - ответил Баннерман просто. - Но думаю, что вам надо быть при
этом.  Думаю, Джонни, будет лучше, если он посмотрит вам в глаза. Пошли,
Додды живут всего в двух кварталах отсюда.
   Они шагнули в снежный буран - две тени в  капюшонах.  Под  курткой  у
Баннермана был пистолет. Наручники он пристегнул к ремню. Они и квартала
не прошли по глубокому снегу,  а Джонни уже начал  сильно  прихрамывать,
хотя и не сказал ни слова.
   Но Баннерман заметил. Они остановились в дверях касл-рокского транса-
гентства.
   - Что с вами, дружище?
   - Ничего, - сказал Джонни. Ну вот, теперь и голова заболела.
   - Что значит "ничего"? Глядя на вас, можно подумать, что у вас слома-
ны обе ноги.
   - Когда я вышел из комы, врачам пришлось их прооперировать. Атрофиро-
вались мышцы.  Начали таять, как выразился доктор Браун. И суставы стали
ни к черту. Все, что можно, заменили синтетикой...
   - Это как тому типу, которого отремонтировали за шесть миллионов?
   Джонни подумал об аккуратной стопке больничных счетов в верхнем ящике
бюро у них дома.
   - Что-то в этом роде.  Когда я долго на ногах, они у меня деревенеют.
Вот и все.
   - Хотите, вернемся?
   - ЕЩЕ БЫ НЕ ХОТЕТЬ, - ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ И НАЧИСТО ЗАБЫТЬ ОБ ЭТОМ КОШМА-
РЕ.  И ЗАЧЕМ ПРИЕХАЛ?  РАСХЛЕБЫВАЕШЬ ЗА НЕГО ВСЕ ЭТО, И ТЕБЯ ЖЕ НАЗЫВАЮТ
КОРОВОЙ С ДВУМЯ ГОЛОВАМИ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.