Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удар вышел достаточно сильным;  Джонни отлетел и,  зацепившись за  ножку
стула,  растянулся на полу.  Печатка выпускника высшей полицейской школы
до крови расцарапала ему щеку.
   - Сам напросился, - сказал Баннерман, но это прозвучало не очень убе-
дительно.  До него дошло, что первый раз в жизни он поднял руку на чело-
века неполноценного или почти неполноценного.
   В голове у Джонни поплыло и зазвенело. Голос казался чужим, как будто
за него говорил доктор или актер во второразрядном фильме:
   - На  вашем месте я стал бы на колени и возблагодарил господа бога за
то,  что убийца не оставил никаких следов.  Иначе при вашем отношении  к
Додду  вы бы закрыли на все глаза.  И до конца жизни чувствовали бы свою
вину за смерть Мэри Кэт Хендрасен, будучи пособником убийцы.
   - Это гнусная ложь,  - произнес Баннерман, тщательно выговаривая каж-
дое  слово.  - Я арестовал бы родного брата,  окажись он этим человеком.
Поднимайтесь.  И простите,  что я вас ударил.  Он помог Джонни встать на
ноги и осмотрел царапину на щеке.
   - Сейчас я возьму аптечку и смажу йодом.
   - Бог с ней, с царапиной, - сказал Джонни. Голос его звучал спокойно.
- Не надо было выводить вас из себя. Сам виноват. Меня тоже занесло.
   - Поверьте,  это не может быть Фрэнк.  Насчет того,  что вы  любитель
рекламы,  я погорячился.  Только ваши биоволны, или выходы в астрал, или
как они там называются, на этот раз сбили вас с толку.
   - А вы проверьте, - сказал Джонни. Он смотрел Баннерману прямо в гла-
за, не давая ему отвести взгляд. - Проверьте, докажите, что я не прав. -
Он сглотнул слюну.  - Сравните время и даты убийств с  его  дежурствами.
Это можно сделать?
   - Все графики дежурств за последние четырнадцать - пятнадцать лет на-
ходятся в том шкафу, - сказал Баннерман через силу. - Да, это можно сде-
лать.
   - Так сделайте.
   - Мистер... - Баннерман остановился. - Джонни, если бы вы знали Фрэн-
ка,  вы бы посмеялись над своими подозрениями.  Честное слово. Не верите
мне, спросите у кого угодно...
   - Если я не прав, я с радостью признаю свою ошибку.
   - Это невозможно, - буркнул Баннерман, однако направился к шкафу, где
хранились старые графики, и отпер дверцу.

   Прошло два часа. Было около часа ночи. Джонни позвонил отцу и сказал,
что  переночует  где-нибудь  в  Касл-Роке;  метель уже завывала на одной
пронзительной ноте, и ехать назад было небезопасно.
   - Что нового? - спросил Герберт. - Можешь сказать?
   - Пожалуй, это не телефонный разговор.
   - Ладно, Джонни. Ты там не слишком переутомляйся.
   - Постараюсь.
   Но он уже переутомился.  Он устал больше,  чем уставал,  проходя курс
физиотерапии под наблюдением Эйлин Мэноун.  Симпатичная женщина, подумал
он ни с того ни с сего. Симпатичная и душевная. Такой, во всяком случае,
она  была,  пока я не сказал ей,  что у нее дома пожар.  После этого она
стала отчужденной и настороженной.  Да, она была благодарна, но... разве
она еще хоть раз прикоснулась ко мне?  А в самом деле, прикоснулась? Ка-
кое там... И с Баннерманом произойдет то же самое, когда все будет поза-
ди.  Печально. Он ведь тоже неплохой человек. Просто людям становится не
по себе рядом с человеком, которому достаточно потрогать вещь, чтобы все
узнать о ее владельце.
   - Это еще ничего не доказывает, - послышался голос Баннермана. Он го-
ворил с вызовом,  как разобиженный мальчик,  и у Джонни возникло сильное
желание сграбастать его и тряхнуть так, чтобы зубы лязгнули. Но на это у
него не было сил.
   Они изучали таблицу, которую Джонни набросал на обратной стороне акта
о списании устаревшей аппаратуры для радиоперехвата. Возле стола Баннер-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.