Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удар вышел достаточно сильным;  Джонни отлетел и,  зацепившись за  ножку
стула,  растянулся на полу.  Печатка выпускника высшей полицейской школы
до крови расцарапала ему щеку.
   - Сам напросился, - сказал Баннерман, но это прозвучало не очень убе-
дительно.  До него дошло, что первый раз в жизни он поднял руку на чело-
века неполноценного или почти неполноценного.
   В голове у Джонни поплыло и зазвенело. Голос казался чужим, как будто
за него говорил доктор или актер во второразрядном фильме:
   - На  вашем месте я стал бы на колени и возблагодарил господа бога за
то,  что убийца не оставил никаких следов.  Иначе при вашем отношении  к
Додду  вы бы закрыли на все глаза.  И до конца жизни чувствовали бы свою
вину за смерть Мэри Кэт Хендрасен, будучи пособником убийцы.
   - Это гнусная ложь,  - произнес Баннерман, тщательно выговаривая каж-
дое  слово.  - Я арестовал бы родного брата,  окажись он этим человеком.
Поднимайтесь.  И простите,  что я вас ударил.  Он помог Джонни встать на
ноги и осмотрел царапину на щеке.
   - Сейчас я возьму аптечку и смажу йодом.
   - Бог с ней, с царапиной, - сказал Джонни. Голос его звучал спокойно.
- Не надо было выводить вас из себя. Сам виноват. Меня тоже занесло.
   - Поверьте,  это не может быть Фрэнк.  Насчет того,  что вы  любитель
рекламы,  я погорячился.  Только ваши биоволны, или выходы в астрал, или
как они там называются, на этот раз сбили вас с толку.
   - А вы проверьте, - сказал Джонни. Он смотрел Баннерману прямо в гла-
за, не давая ему отвести взгляд. - Проверьте, докажите, что я не прав. -
Он сглотнул слюну.  - Сравните время и даты убийств с  его  дежурствами.
Это можно сделать?
   - Все графики дежурств за последние четырнадцать - пятнадцать лет на-
ходятся в том шкафу, - сказал Баннерман через силу. - Да, это можно сде-
лать.
   - Так сделайте.
   - Мистер... - Баннерман остановился. - Джонни, если бы вы знали Фрэн-
ка,  вы бы посмеялись над своими подозрениями.  Честное слово. Не верите
мне, спросите у кого угодно...
   - Если я не прав, я с радостью признаю свою ошибку.
   - Это невозможно, - буркнул Баннерман, однако направился к шкафу, где
хранились старые графики, и отпер дверцу.

   Прошло два часа. Было около часа ночи. Джонни позвонил отцу и сказал,
что  переночует  где-нибудь  в  Касл-Роке;  метель уже завывала на одной
пронзительной ноте, и ехать назад было небезопасно.
   - Что нового? - спросил Герберт. - Можешь сказать?
   - Пожалуй, это не телефонный разговор.
   - Ладно, Джонни. Ты там не слишком переутомляйся.
   - Постараюсь.
   Но он уже переутомился.  Он устал больше,  чем уставал,  проходя курс
физиотерапии под наблюдением Эйлин Мэноун.  Симпатичная женщина, подумал
он ни с того ни с сего. Симпатичная и душевная. Такой, во всяком случае,
она  была,  пока я не сказал ей,  что у нее дома пожар.  После этого она
стала отчужденной и настороженной.  Да, она была благодарна, но... разве
она еще хоть раз прикоснулась ко мне?  А в самом деле, прикоснулась? Ка-
кое там... И с Баннерманом произойдет то же самое, когда все будет поза-
ди.  Печально. Он ведь тоже неплохой человек. Просто людям становится не
по себе рядом с человеком, которому достаточно потрогать вещь, чтобы все
узнать о ее владельце.
   - Это еще ничего не доказывает, - послышался голос Баннермана. Он го-
ворил с вызовом,  как разобиженный мальчик,  и у Джонни возникло сильное
желание сграбастать его и тряхнуть так, чтобы зубы лязгнули. Но на это у
него не было сил.
   Они изучали таблицу, которую Джонни набросал на обратной стороне акта
о списании устаревшей аппаратуры для радиоперехвата. Возле стола Баннер-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.