Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Организм не принимает.
   - Послушайте, - Баннерман сел на стул, - вы в самом деле что-то узна-
ли.
   - Я знаю,  кто их убил.  Все равно рано или поздно  поймали  бы  его.
Просто он ближе,  чем вы ищете.  Вы даже видели его в этом плаще,  таком
блестящем, наглухо застегнутом. Он по утрам пропускает детей через доро-
гу. Он поднимает стоп-знак, чтобы дети могли перейти улицу.
   Баннерман смотрел на него как громом пораженный.
   - Вы имеете в виду Фрэнка? Фрэнка Додда? Вы с ума сошли!
   - Да, это Фрэнк Додд, - подтвердил Джонни. - Он убил их всех.
   У Баннермана было такое лицо,  будто он не знал,  рассмеяться ему или
огреть Джонни чем-нибудь.
   - Чушь собачья,  - произнес он наконец. - Фрэнк Додд - отличный поли-
цейский. И отличный парень. В ноябре будущего года он вполне может стать
кандидатом в начальники городской полиции, и он займет этот пост с моего
благословения.  - На лице Баннермана появилась улыбка, усталая и презри-
тельная.  - Фрэнку двадцать пять лет.  По-вашему выходит, он начал зани-
маться этим скотством в девятнадцать.  У него больная мать - гипертония,
щитовидка,  начальная стадия диабета. Они ведут очень тихий образ жизни.
Словом, Джонни, вы попали пальцем в небо. Фрэнк Додд не может быть убий-
цей. Даю голову на отсечение.
   - Между убийствами был перерыв в три года,  - сказал  Джонни.  -  Где
тогда находился Фрэнк Додд? Он был в городе?
   - Ну вот что, хватит! Вы были недалеки от истины, когда говорили, что
не очень-то многое можете. Ваше имя, считайте, уже в газетах, но это еще
не значит,  что я должен выслушивать,  как вы поносите должностное лицо,
достойного человека, которого я...
   - Человека,  которого вы считаете своим сыном, - невозмутимо закончил
Джонни.
   Баннерман стиснул зубы, кровь отхлынула от его раскрасневшихся на хо-
лоде щек. Его словно ударили ниже пояса. Затем он взял себя в руки, лицо
его превратилось в маску.
   - Убирайтесь  отсюда,  - сказал он.  - Попросите кого-нибудь из ваших
дружков-газетчиков  отвезти  вас  домой.  По  дороге   можете   устроить
пресс-конференцию.  Но  клянусь богом,  господом богом клянусь,  если вы
упомянете имя Фрэнка Додда, я отыщу вас и переломаю кости. Понятно?
   - Ну да, мои дружки-газетчики! - заорал вдруг Джонни. - Еще бы! Вы же
видели, как я спешил удовлетворить их любопытство? Как я позировал перед
объективами в расчете на выигрышный снимок?  Как я по буквам диктовал им
свое имя во избежание ошибки?
   Баннерман несколько оторопел, но потом его лицо вновь стало жестким.
   - Сбавьте-ка тон.
   - Сбавить?  Черта с два!  - продолжал Джонни еще громче и пронзитель-
нее.  - Вы кажется, забыли, кто кому позвонил! Так я вам напомню. Это вы
позвонили мне. А то видели бы вы меня здесь!
   - Это еще не значит...
   Джонни приблизился к Баннерману, нацелив в него, как пистолет, указа-
тельный палец;  он был гораздо ниже и намного легче  Баннермана,  однако
тот попятился - точно так же, как там, в парке.
   Щеки у Джонни побагровели. Зубы оскалились.
   - Вы правы. То, что вы позвонили мне, ровным счетом ничего не значит,
- сказал он.  - Просто вы не хотите,  чтобы им оказался Додд.  Пусть это
будет кто-то другой,  тогда мы,  возможно, почешемся, лишь бы не старина
Фрэнк Додд.  Еще бы,  Фрэнк - перспективный парень,  Фрэнк -  заботливый
сын,  Фрэнк смотрит в рот старому доброму шерифу Джорджу Баннерману. Ах,
да чем наш Фрэнк не мученик, снятый с креста! Правда, иногда он насилует
и душит пожилых женщин и девочек,  и, между прочим, Баннерман, среди них
могла быть ваша дочь.  Неужели вы не понимаете,  что среди них могла  бы
быть ваша...
   Баннерман ударил его. В последний миг он придержал руку, но все равно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.