Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Организм не принимает.
   - Послушайте, - Баннерман сел на стул, - вы в самом деле что-то узна-
ли.
   - Я знаю,  кто их убил.  Все равно рано или поздно  поймали  бы  его.
Просто он ближе,  чем вы ищете.  Вы даже видели его в этом плаще,  таком
блестящем, наглухо застегнутом. Он по утрам пропускает детей через доро-
гу. Он поднимает стоп-знак, чтобы дети могли перейти улицу.
   Баннерман смотрел на него как громом пораженный.
   - Вы имеете в виду Фрэнка? Фрэнка Додда? Вы с ума сошли!
   - Да, это Фрэнк Додд, - подтвердил Джонни. - Он убил их всех.
   У Баннермана было такое лицо,  будто он не знал,  рассмеяться ему или
огреть Джонни чем-нибудь.
   - Чушь собачья,  - произнес он наконец. - Фрэнк Додд - отличный поли-
цейский. И отличный парень. В ноябре будущего года он вполне может стать
кандидатом в начальники городской полиции, и он займет этот пост с моего
благословения.  - На лице Баннермана появилась улыбка, усталая и презри-
тельная.  - Фрэнку двадцать пять лет.  По-вашему выходит, он начал зани-
маться этим скотством в девятнадцать.  У него больная мать - гипертония,
щитовидка,  начальная стадия диабета. Они ведут очень тихий образ жизни.
Словом, Джонни, вы попали пальцем в небо. Фрэнк Додд не может быть убий-
цей. Даю голову на отсечение.
   - Между убийствами был перерыв в три года,  - сказал  Джонни.  -  Где
тогда находился Фрэнк Додд? Он был в городе?
   - Ну вот что, хватит! Вы были недалеки от истины, когда говорили, что
не очень-то многое можете. Ваше имя, считайте, уже в газетах, но это еще
не значит,  что я должен выслушивать,  как вы поносите должностное лицо,
достойного человека, которого я...
   - Человека,  которого вы считаете своим сыном, - невозмутимо закончил
Джонни.
   Баннерман стиснул зубы, кровь отхлынула от его раскрасневшихся на хо-
лоде щек. Его словно ударили ниже пояса. Затем он взял себя в руки, лицо
его превратилось в маску.
   - Убирайтесь  отсюда,  - сказал он.  - Попросите кого-нибудь из ваших
дружков-газетчиков  отвезти  вас  домой.  По  дороге   можете   устроить
пресс-конференцию.  Но  клянусь богом,  господом богом клянусь,  если вы
упомянете имя Фрэнка Додда, я отыщу вас и переломаю кости. Понятно?
   - Ну да, мои дружки-газетчики! - заорал вдруг Джонни. - Еще бы! Вы же
видели, как я спешил удовлетворить их любопытство? Как я позировал перед
объективами в расчете на выигрышный снимок?  Как я по буквам диктовал им
свое имя во избежание ошибки?
   Баннерман несколько оторопел, но потом его лицо вновь стало жестким.
   - Сбавьте-ка тон.
   - Сбавить?  Черта с два!  - продолжал Джонни еще громче и пронзитель-
нее.  - Вы кажется, забыли, кто кому позвонил! Так я вам напомню. Это вы
позвонили мне. А то видели бы вы меня здесь!
   - Это еще не значит...
   Джонни приблизился к Баннерману, нацелив в него, как пистолет, указа-
тельный палец;  он был гораздо ниже и намного легче  Баннермана,  однако
тот попятился - точно так же, как там, в парке.
   Щеки у Джонни побагровели. Зубы оскалились.
   - Вы правы. То, что вы позвонили мне, ровным счетом ничего не значит,
- сказал он.  - Просто вы не хотите,  чтобы им оказался Додд.  Пусть это
будет кто-то другой,  тогда мы,  возможно, почешемся, лишь бы не старина
Фрэнк Додд.  Еще бы,  Фрэнк - перспективный парень,  Фрэнк -  заботливый
сын,  Фрэнк смотрит в рот старому доброму шерифу Джорджу Баннерману. Ах,
да чем наш Фрэнк не мученик, снятый с креста! Правда, иногда он насилует
и душит пожилых женщин и девочек,  и, между прочим, Баннерман, среди них
могла быть ваша дочь.  Неужели вы не понимаете,  что среди них могла  бы
быть ваша...
   Баннерман ударил его. В последний миг он придержал руку, но все равно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.