Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Знаешь, Сара, я о тебе все время думаю, - сказал он почти небрежно,
но только почти. Сердце у нее слегка замерло, а затем бешено застучало.
   - Правда?
   Они обогнули угол,  и Джонни открыл ей дверцу.  Обойдя машину, он сел
за руль.
   - Тебе холодно?
   - Нет, - ответила она. - Вечер очень теплый.
   - Да, - согласился он, отъезжая. Она вновь мысленно вернулась к неле-
пой маске.  Половина доктора Джекиля с голубым глазом  Джонни  в  пустой
глазнице,  расширенной от удивления,  - СЛУШАЙТЕ,  Я ВЧЕРА ИЗОБРЕЛ НОВЫЙ
КОКТЕЙЛЬ, НО ЕДВА ЛИ ЕГО БУДУТ ПОДАВАТЬ В БАРАХ, - с этой половиной лица
было все в порядке,  потому что за ней проглядывала частица самого Джон-
ни. Ее испугала другая половина - Хайда. За ней мог скрываться кто угод-
но, потому что тот глаз превратился в щелку.
   Но когда они приехали на ярмарку в Эсти, где в темноте на центральной
аллее мигали голые лампочки,  а длинные неоновые  спицы  чертова  колеса
мелькали вверх-вниз,  она уже забыла о маске. Он был рядом, их ждал при-
ятный вечер.

   Они пошли по центральной аллее,  держась за руки, почти не разговари-
вая,  и Сара поймала себя на том, что вспоминает ярмарки своего детства.
Она было родом из Саут-Париса,  городка, производившего целлюлозу, в за-
падной части штата Мэн, а большая ярмарка обычно проходила во Фрайберге.
Джонни,  выросший в Паунале, наверное, посещал ярмарку в Топсеме. По су-
ти, все ярмарки в таких городках походили одна на другую и с годами поч-
ти не менялись.  Паркуешь машину на грязной стоянке,  платишь при  входе
два доллара,  и едва оказываешься на ярмарке, как чувствуешь запах горя-
чих сосисок, жареного перца и лука, бекона, леденцов, опилок и сладкова-
тый аромат конского навоза.  Слышишь лязг русской горки для малышей, ко-
торую называют "полевая мышь".  Слышишь хлопанье ружей в тире,  металли-
ческий рев репродукторов,  которые выкликают номера для игроков в бинго;
репродукторы развешаны вокруг большого тента, заполненного длинными сто-
лами  и  складными стульями из местного похоронного бюро.  Рок-н-ролл по
громкости спорит с ревом органа.  Доносится нескончаемый крик зазывал  -
два выстрела за два десятицентовика, и ты получаешь набитую опилками со-
бачку для своего ребеночка.  Эй-эй-как-вас-там, стреляйте, пока не выиг-
раете.  Ничего не изменилось. Ты снова ребенок, жаждущий, чтобы тебя об-
лапошили.
   - Смотри! - остановила она его. - Карусель! Карусель!
   - Конечно, - успокоил ее Джонни. Он протянул женщине в кассовой будке
долларовую бумажку,  та сунула ему два красных билета и две десятиценто-
вые монетки, не поднимая глаз от журнала "Фотоплей".
   - Что значит "конечно"? Почему ты так со мной разговариваешь?
   Он пожал плечами. Лицо его выражало полную невинность.
   - Речь не о том, что ты, Джон Смит, сказал. Важно, как ты это сказал.
   Карусель остановилась.  Люди слезали и проходили мимо  -  в  основном
подростки в голубых армейских рубашках из плотной хлопчатобумажной ткани
или расстегнутых куртках.  Джонни провел ее по деревянному помосту и по-
дал  билеты служителю,  у которого был вид самого скучающего создания во
вселенной.
   - Эко диво,  - сказал Джонни, когда тот усадил их в маленькие круглые
скорлупки и закрепил страхующую перекладину. - Просто эти кабинки враща-
ются по замкнутому кольцу, так?
   - Так.
   - А эти замкнутые кольца уложены на большой круглой тарелке,  которая
сама вращается, так?
   - Так.
   - И  когда карусель разгоняется,  кабина,  где мы сидим,  вертится по
своей маленькой орбите и может развить такую скорость, которая ненамного
меньше,  чем у космонавтов при взлете с мыса Кеннеди. Я знал одного пар-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.