Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              СТИВЕН КИНГ
                             МЕРТВАЯ ЗОНА

                                ПРОЛОГ

   КО ВРЕМЕНИ  окончания  колледжа  Джон Смит начисто забыл о падении на
лед в тот злополучный январский день 1953 года.  Откровенно  говоря,  он
забыл об этом еще в школе. А мать с отцом вообще ничего не знали.
   Дети катались  на расчищенном пятачке Круглого пруда в Дареме.  Маль-
чишки повзрослей гоняли шайбу старыми клюшками, обмотанными клейкой лен-
той,  воротами служили старые корзины из-под картофеля.  Малыши, как во-
дится,  вертелись тут же,  коленки у них смешно вихляли. Все выпускали в
двадцатиградусный  морозный воздух клубочки пара.  У кромки расчищенного
льда горели,  чадя, две автомобильные покрышки; неподалеку сидели кучкой
родители,  наблюдавшие за детьми. До эпохи снегомобилей было еще далеко,
и люди зимой предпочитали размяться на свежем воздухе,  а не возиться  с
бензиновым мотором.
   Джонни с  коньками  через плечо шел от своего дома,  который стоял на
другой стороне Паунал-стрит. Для шестилетнего мальчика он катался совсем
неплохо.  Не так хорошо,  чтобы играть со старшими ребятами в хоккей, но
все же мог выписывать вензеля вокруг других малышей, а те только и дела-
ли, что размахивали руками для равновесия или плюхались мягким местом на
лед.
   Он плавно заскользил по краю расчищенной площадки, мечтая прокатиться
задом наперед,  как Тимми Бенедикс, и прислушиваясь к таинственному пот-
рескиванию и покряхтыванию льда под снегом, криками хоккеистов, тарахте-
нию цементовоза,  направлявшегося через мост к зданию фирмы "Ю. С. Джип-
сум" в  Лисбон-Фолс, обрывками  разговоров взрослых.  Здорово жилось  на
свете в тот  холодный, ветреный зимний  день. Все было  хорошо, ничто не
тревожило,  ничего  не  хотелось...  разве  что суметь прокатиться задом
наперед, как Тимми Бенедикс.
   Он проехал  мимо  костра и увидел,  как трое взрослых передавали друг
другу бутылку.
   - Дайте и мне!  - прокричал он Чаку Спайеру, одетому в просторную ко-
роткую куртку и зеленые фланелевые штаны. Чак ухмыльнулся:
   - А ну проваливай,  малыш!  Смотри,  вон мамаша тебя зовет. Улыбаясь,
шестилетний Джонни покатил дальше.  С той стороны, где расчищенный пята-
чок примыкал к дороге, он увидел спускавшихся с откоса Тимми Бенедикса с
отцом, Тимми шел впереди.
   - Тимми! - крикнул Джонни. - Смотри!
   Он развернулся и неуклюже заскользил задом наперед.  Джонни не  заме-
тил, что едет в гущу хоккеистов.
   - Эй,  малыш!  - крикнул кто-то. - С дороги!
   Джонни не  слышал. Он  добился своего.   Он катил  задом наперед!  Он
наконец  уловил  ритм  движения.  Просто  надо  научиться  владеть своим
телом.
   Джонни восхищенно посмотрел вниз,  он хотел проследить, как двигаются
ноги.
   И не заметил, что мимо него пролетела старая, побитая, с выщербленны-
ми краями шайба.  Один из взрослых ребят, не очень-то хорошо стоявший на
коньках, стремительно летел за ней, ничего не видя перед собой.
   Чак Спайер понял, что столкновение неизбежно. Он вскочил и закричал:
   - Джонни! Берегись!
   Джон поднял голову - и в этот миг неуклюжий хоккеист  со  всей  силой
врезался в Джона Смита на полном ходу.
   Джонни взлетел на воздух,  беспомощно раскинув руки.  Через мгновение
он ударился головой о лед и провалился в черноту.
   ЧЕРНОТА... ЧЕРНЫЙ ЛЕД... ЧЕРНОТА... ЧЕРНЫЙ ЛЕД... ЧЕРНОТА.. МРАК.
   Потом ему сказали,  что он потерял сознание.  Он  помнил  только  эту
странную навязчивую мысль и как,  открыв глаза, увидел вокруг лица испу-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.