Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                           Все проходит как тень, но время
                                           Остается, как прежде, мстящим,
                                           И былое, темное бремя
                                           Продолжает жить в настоящем...
                                                                Н. Гумилев




		ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПУТЬ КОНКВИСТАДОРОВ


                                          Как могли мы прежде жить в покое
                                          И не ждать ни радостей, ни бед,
                                          Не мечтать об огнезарном бое,
                                          О рокочущей трубе побед?
                                                                Н. Гумилев



					Глава 1


     В большой темноватой  комнате,  похожей  своими  высокими  потолками,
старинной мебелью, стенными панелями резного дуба и стрельчатыми окнами на
холл  аристократического  дома  или  даже   замка   викторианской   эпохи,
находились два  человека  -  мужчина  и  женщина.  Она,  одетая  в  сильно
декольтированное атласное платье, сидела  в  кресле,  подперев  подбородок
изящно изогнутой кистью руки и явно позируя, он - в рубашке с  закатанными
рукавами и белесых джинсах, короткими точными движениями кисти  подправлял
какие-то заметные только ему изъяны на почти готовом портрете.
     Портрет получился интересный - вроде бы типично салонный, но с легким
оттенком импрессионизма. Светлолицая и белокурая  дама  в  бледно-лимонном
платье на фоне темных драпировок выглядела особенно хрупкой  и  воздушной,
ее изображение, словно голограмма, как бы выступало над плоскостью холста.
Видно было, что художнику нравится  то,  что  у  него  получилось,  и  он,
отложив кисть, собрался  было  потянуться,  разминая  затекшие  мышцы,  но
вовремя опомнился - как можно при даме...
     Эта сцена была бы вполне  естественной  и  даже  банальной,  если  бы
действительно происходила в мастерской художника или в доме его заказчицы,
где-нибудь среди холмов и вересковых пустошей старой доброй Англии. Но  на
самом  деле  мрачный  прохладный  холл  был  всего  лишь  должным  образом
стилизованной каютой на одной из  верхних  палуб  океанского  лайнера,  за
окном, если отдернуть шторы, не туманный осенний день, а солнечный  летний
вечер, и для того, чтобы естественно воспринимался камин с горящими в  нем
поленьями, кондиционер снижал тридцатиградусную жару до более подходящих к
антуражу восемнадцати по Цельсию.
     Ну, у богатых, как говорится, свои причуды. Куда как интереснее  было
бы узнать случайному очевидцу этой сцены, что молодая, похожая на графиню,
а то и на герцогиню, чем черт не шутит, дама на самом деле -  инопланетная
пришелица,  в  недавнем  прошлом  -  глубоко  законспирированный  резидент
галактической суперцивилизации на Земле.
     Впрочем, сейчас Сильвия была пусть  и  не  простой,  но  обыкновенной
женщиной, умнее, конечно, и красивее очень многих, но уже утратившей былое
могущество.
     - Долго еще, Алексей? - спросила она по-русски, но  с  едва  уловимым
акцентом,  потому  что  по  легенде  действительно  много  лет  изображала
английскую аристократку. - Я уже устала...
     - Минут пятнадцать еще, не больше, -  ответил  художник,  -  потерпи,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.