Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Андрей, Воронцов страдает несколько преувеличенными понятиями  о  чести  и
достоинстве личности, что начальством не поощряется. За это  и  претерпел.
Ему еще повезло, что сумел уволиться из ВМФ. А то бы до смерти  командовал
буксиром где-нибудь поближе к линии перемены дат.
     - Рыцарь без страха и упрека, - съязвила Ирина. - Не  слишком  ли  их
много в нашей компании  на  душу  населения?  Впрочем,  ты  его,  кажется,
обожаешь?..
     - По крайней мере - рад, что он считает меня своим другом...
     - Ну-ну, - сказала Ирина, глядя вдаль между Левашовым и Новиковым.
     Олег отчетливо почувствовал себя лишним  и,  неловко  пожав  плечами,
шагнул к лестнице. Его не остановили.
     ...Часа через полтора Ирина в сопровождении  Берестина  и  на  всякий
случай Шульгина поехала к себе домой за вещами,  а  Воронцов  с  Левашовым
отправились за билетами.
     Когда все вновь собрались у  берестинского  камина,  заменившего  тот
символический  очаг,  от  которого  отправляются  в  путь  и  к   которому
непременно положено возвращаться из странствий  и  походов,  Новиков  взял
гитару и постарался рассеять овладевший душами минор,  исполнив  несколько
старинных, никому не знакомых романсов.
     Потом Андрей посмотрел  на  часы,  и  все  сразу  вновь  погрустнели.
Заканчивался еще один порядочный кусок жизни.
     - Вот у древних китайцев было проклятье: "Чтоб тебе жить  во  времена
перемен", - сказал Шульгин в пространство.
     - Мудро, - согласился с ним Воронцов. Остальные промолчали.
     - Доверенность на машину мы не оформили, - вдруг вспомнила Ирина, - а
она бы вам пригодилась...
     - Ничего. Надо будет - мы и так... - Новиков думал  сейчас  совсем  о
другом.
     Уже на улице Шульгин неожиданно сказал:
     - Извините, ребята, на вокзал  я  вас  не  смогу  проводить.  Деловое
свидание.  Да  и  все  равно  в  машине  шестерым  не  положено.  Так  что
счастливого пути. Будет трудно - пишите...  -  он  пожал  руку  Берестину,
поклонился Ирине и не спеша пошел в сторону перекрестка.
     - Чего это он вдруг? - спросила Ирина.
     - Мало ли что... У человека жена в отпуске. Лови момент. А он  и  так
третий вечер подряд на наши дела тратит, - доверительно наклонился  к  ней
Новиков, но Ирина видела, что он говорит первое, что пришло в голову, даже
не стараясь быть убедительным. И не пытаясь замаскировать ложь привычной и
успокоительной иронией.
     ...Проводница начала  загонять  отъезжающих  в  вагон.  Ирина  совсем
расстроилась,  глаза  ее  повлажнели.  Она  расцеловалась  с  Левашовым  и
Новиковым, а Воронцову протянула руку, и тот галантно коснулся  губами  ее
запястья.
     - Я буду очень скучать и ждать... -  шепнула  Ирина  Новикову,  и  он
незаметно сжал ее локоть.
     - Я тоже... - ответил он тихо, когда Берестин шагнул в  тамбур.  -  Я
позвоню... завтра.
     Берестин обернулся и протянул Ирине руку. Вагон медленно поплыл вдоль
перрона.


     ...Они отогнали машину на Рождественский бульвар, поставили в гараж и
дальше отправились пешком. Захотелось им  просто  прогуляться  по  свежему
воздуху,    никуда    не    спеша    и,     следуя     примеру     древних
философов-перипатетиков, поразмышлять, прогуливаясь.  По  случаю  позднего
времени и вообще-то было пусто на улицах, а Новиков  еще  выбирал  глухие,
мало кому известные переулки, сокращая путь, и вокруг  не  видно  было  ни
души и вообще мало что было видно. Лишь кое-где на узкие  тротуары,  падал
свет из еще не погасших окон, черными  дырами  зияли  провалы  подворотен,
глухо  отдавался  между  каменных  стен  стук  каблуков  по  асфальту.   И

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.