Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

иглы и прочая гадость.
     А самое главное, сознание  того,  что  если  тебя  нельзя  увидеть  в
полевой цейссовский бинокль по  открытой  прямой  директрисе  -  значит  и
вообще нельзя. Какие там фотографии со спутников ночью при свете твоей  же
горящей сигареты...
     И еще - темп  жизни  и  способ  реагирования.  У  людей  сороковых  и
восьмидесятых годов они настолько отличаются, что даже трудно  сравнивать.
Кто желает, может  посмотреть  таблицы  спортивных  рекордов  или  средние
скорости движения автотранспорта. Еще в пятидесятые годы машины по  улицам
ездили километров по тридцать в час. Кто жил тогда - помнит, как  катались
на коньках, зацепившись крюком за идущую полуторку. Сейчас получится?
     Неспешно жили люди и воевали также.
     За день Воронцов отшагал не меньше двадцати километров и не  встретил
никого и ничего. Левее все время грохотали морские  пушки  укрепрайона,  и
означало это, что укрепрайон нормально держится. В таких условиях  слишком
зарываться гудериановские танкисты не будут, скоро  остановятся,  подождут
подтягивания пехоты. Шансы на выход к своим тем  самым  повышаются.  Найти
хотя бы мотоцикл... А для этого придется выходить к дороге. Знать бы,  где
ее искать, глушь вокруг неимоверная.
     По небу время от времени пролетали немецкие  самолеты,  на  восток  -
четким строем, а обратно как придется, группами и в одиночку, значит,  над
фронтом им доставалось прилично.
     Один раз он увидел  и  наши  самолеты.  Штук  двадцать  "Пе-2"  низко
пронеслись над лесом, а минут через пятнадцать они  же  вернулись,  тесной
стаей, крыло к крылу, до предела форсируя  двигатели  и  отстреливаясь  из
всех стволов от преследующих "мессершмиттов". Насколько мог судить на глаз
Воронцов, потерь теперь они не имели, и на скорости, почти  не  уступающей
истребителям, могли благополучно долететь до своего аэродрома.
     Он пожелал им всяческой удачи.
     Ночь наступала медленно, словно  нехотя.  В  десятом  часу  небо  еще
оставалось бледно-серым,  однако  в  лесу  тропа  стала  едва  различимой.
Ночевать на голой земле  Воронцову  не  хотелось,  и  он  продолжал  идти,
надеясь выйти на поляну со стожками сена, какие не раз встречались раньше.
     А потом он увидел впереди свет. Едва уловимый, на пределе восприятия,
свет костра.
     Сойдя  с  тропы,  маскируясь  за  деревьями,  Воронцов  с   винтовкой
наперевес, словно индеец Фенимора  Купера,  подобрался  к  огню  вплотную,
удачно миновав охранение, если оно вообще было выставлено.
     Костер на поляне горел не один, а пять. Между ними  двигались  темные
силуэты, много людей толпилось у огня, еще сколько-то невидимых  оповещали
о  своем   присутствии   всевозможными   звуками,   а   родные   армейские
словосочетания не оставляли сомнений в их национальной и  профессиональной
принадлежности.
     Воронцов забросил винтовку за  плечо  на  ремень  и  походкой  своего
человека направился к ближайшему костру.
     Здесь сидели, лежали,  дремали,  подложив  под  голову  вещмешок  или
просто прикрытый  пилоткой  кулак,  курили,  разговаривали,  жевали  хлеб,
сухари, свежесваренную картошку человек пятнадцать  бойцов.  Были  они  из
разных частей и родов войск, окруженцы первого  дня,  не  потерявшие  пока
воинского вида. Все в форме, со знаками различия и оружием. Люди, сомнения
не вызывающие.
     Воронцов успел заметить непропорционально большое  количество  ручных
пулеметов среди лежащего на земле и стоящего в  пирамидах  оружия.  Только
тот, кто собирается воевать всерьез, подберет на поле боя не положенный по
штату, тяжелый и неудобный "Дегтярь". Разумному контрразведчику хватило бы
только этой детали, чтобы обойтись без всяких прочих проверок выходящих из
окружения людей.
     На Воронцове поверх гимнастерки была надета танкистская  кожанка  без
знаков различия, поэтому внимания его появление не привлекло,  тем  более,
что и вооружен он был по-солдатски.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.