Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ничего. Как-нибудь. За себя я спокоен. Опять картины писать буду. А
ты фантастический  роман  соорудишь  -  в  американском  вкусе.  "Человек,
который был Сталиным..."
     Посмеялись. Он достал из кармана бриджей серебряную фляжку граммов на
триста, протянул мне.
     - Попробуй, из графских подвалов. Бочковой коньяк.
     - Ты не много пить стало - спросил я.
     - Нет, отнюдь. Даже наркомовскую норму не выбираю. Но стрессы снимаю.
Черчилль вон всю жизнь в пять раз больше пил - и алкашом не стал. Так  что
за меня не бойся... Помнишь, что товарищ Сталин по этому поводу  писал?  В
"Книге о вкусной и здоровой пище", издания 1951 года?
     - Помню.
     - Андрей, - сказал он, отдышавшись и закурив.  -  У  меня  с  Жуковым
серьезные разногласия. Я предлагаю в первый день войны ввести в промежуток
между группами армий "Юг" и "Центр" корпус кавалерии и танковую дивизию  в
глубокий рейд по их тылам. Рубить коммуникации, сеять панику и так далее.
     - А он?
     -  А  он  возражает.  Говорит,  что  эти  силы  можно  и  на   фронте
использовать. Что они не смогут выйти из рейда и погибнут.
     - Так он прав.
     - Это как раз вопрос. Представь - десять тысяч кавалерии и  полтысячи
танков в глубоких немецких тылах! Во вторых эшелонах групп армий. Там ведь
почти не останется подвижных соединений. Две-три недели они смогут  гулять
там, как хотят. И даже, если не вырвутся, наворочают такого, что на фронте
и две  армии  не  свершат!  Я  спланировал  для  них  прорыв  до  Варшавы.
По-ковпаковски. По лесам, втихаря, ночами. Придадим им поляков из пленных,
коммунистов... Ковпак сходил до Сана и Вислы, стал дважды  героем.  А  чем
регулярная кавалерия и танки хуже крестьян? Доватора  можно  на  это  дело
назначить, или Белова.
     И тут мне  вдруг  разговор  наш  показался  сценой  из  любительского
спектакля. Вот бы отключиться от всего, сбрить усы и пойти  с  Алексеем  в
знакомый кабачок в подвале на Пушкинской. Мне будет хорошо.  Но  без  усов
меня не поймут. Я попался, я в тисках формы, как живой бог, как  очередное
воплощение Будды...
     - Слушай, командарм, - сказал я Алексею, - давай я  не  буду  сегодня
больше Сталиным. Я устал. Хоть сегодня, в последний раз.



     А июнь все быстрее скатывался к своему самому длинному  дню  и  самой
короткой ночи. Но для Берестина уже исчезло это разделение суток на день и
ночь, остался один бесконечный рабочий день, прерываемый случайным, как  и
где придется, отдыхом. Приходилось самому все контролировать, и тащить  за
шиворот, и бить мордой об стол, и срывать в приступе  священной,  какой-то
петровской ярости кое с кого  петлицы,  совершая  обратный  процесс  -  из
генералов в комбаты, потому что разучились многие работать  самостоятельно
и творчески, а многие изначально не умели, воспитанные в роковое последнее
десятилетие, а иные и не хотели - рискуя, но ожидая, что может  и  обратно
все повернуться.
     Но дело тем не менее шло, и все чаще Берестин думал, что, пожалуй, он
успел, и теперь  далее  без  него  -  обратного  хода  нет,  война  пойдет
по-другому.
     На легких Р-5 или У-2 командарм носился по  всей  гигантской  площади
округа.
     ...По узкой, но хорошо  укатанной  и  посыпанной  щебнем  дороге  его
провели через линию отсечных позиций второй полосы обороны.
     Здесь должны были сойтись острия танковых клиньев  второй  и  третьей
танковых групп немцев и, соединившись, рвануть на оперативный простор,  по
кратчайшему направлению к Москве.
     То,  что  Берестин  видел,  его  устраивало.   Шесть   линий   хорошо

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.