Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

великолепно-дикий вид внизу не  как  турист  (хотя  и  посещал  эти  места
туристом), а как и положено командующему, рекогносцируя незнакомый театр в
предвидении грядущих сражений.
     Весь этот огромный район - почти тридцать тысяч квадратных километров
- пересекают всего три мощенные булыжником дороги,  и  их  мощно  намертво
блокировать незначительными силами, все остальные оттянув для действий  на
флангах фронта, там, где вторая и третья танковые  группы  немцев  нанесут
главные удары. Если бы это в свое  время  понял  Павлов...  А  он  вытянул
дивизии в нитку вдоль границы, и две армии, третья  и  десятая,  сразу  же
оказались в глубоком вражеском тылу, и уже им пришлось отступать  по  трем
узким дорогам в безнадежной попытке выскочить из захлопнувшейся мышеловки.
Пешком, под непрерывными атаками с воздуха...
     В небо прямо по курсу  воткнулись  шпили  двух  гигантских  костелов,
красного и белого, форпостов католичества на границе православного мира, и
самолет покатился по траве аэродрома. Здесь Маркова по протоколу встречали
командарм-10 генерал-майор Голубев с чинами штаба.
     Город с  тех  пор,  как  его  видел  Берестин  в  семьдесят  девятом,
изменился мало. Не было, конечно,  новых  зданий,  зато  он  увидел  много
старинных, не  сохранившихся  после  войны  и  придававших  городу  особую
прелесть. Белый костел, построенный совсем недавно,  в  тридцать  восьмом,
сверкал свежей штукатуркой. А  центральная  улица,  Липовая,  была  совсем
такая же, и на месте стоял отель  "Кристалл".  Алексей  подумал,  что  его
поселят в нем, лучшего в городе  не  было,  но  кортеж  проскочил  дальше,
свернул за угол и через глубокие арки с  филигранными  чугунными  воротами
въехал во двор "Восточного  Версаля"  -  дворца  графов  Браницких.  Здесь
помещался штаб десятой армии.
     Многое во дворце  осталось  так,  как  было  при  поспешно  сбежавших
хозяевах, по крайней  мере,  в  тех  помещениях,  которые  Берестин  успел
увидеть. Ему отвели две богато обставленные комнаты  на  втором  этаже,  с
окнами в парк и огромным балконом.
     Приказав   собрать   на   двадцать   часов   старших   командиров   и
политработников армии, Алексей остался один. Вышел на балкон. Да, к  концу
века от всего дворцового великолепия действительно оставалась жалкая тень.
Нрав был экскурсовод. Парк, запущенный, конечно,  за  два  года,  выглядел
прелестно со  своими  прудами,  искусственными  водопадами  и  гротами,  с
аллеями, посыпанными желтым песком и толченым кирпичом, шпалерами деревьев
и кустарников, подстриженных самым причудливым образом,  с  яркой,  совсем
еще  свежей  майской  зеленью,  первыми  цветами  на  клумбах.  Здесь   бы
действительно отдыхать и наслаждаться жизнью, а не воевать.
     Берестин вынес из комнат  позолоченное  кресло  с  выгнутой  спинкой,
поставил его так, чтобы склоняющееся к закату солнце не било  в  глаза,  и
раскрыл большой блокнот с именной бумагой, подбирая в уме слова, с которых
начнет совещание. За кустами довольно мерзко кричали  бывшие  графские,  а
ныне рабоче-крестьянские павлины.
     У Алексея выработалась уже довольно стройная  и  эффективная  техника
взаимодействия с личностью Маркова. Сейчас ему  надо  расслабиться,  почти
забыть о себе самом,  посмотреть  вокруг  чужими  главами,  будто  впервые
увидев окружающий мир, представить себя Марковым и только им,  и  начинать
писать. Рука сама изложит все, что должен сказать  командующий,  и  в  той
именно форме, что принята сейчас. А потом нужно будет снова переключиться,
чтобы пройтись по готовому тексту уже только своей рукой.
     В нижнем беломраморном зале с мозаичным паркетом и лепными  плафонами
на потолке  собралось  больше  полусотни  человек.  Генералы,  полковники,
полковые и бригадные комиссары.
     Опять все - бывшие уже раз покойниками. К этому  Берестин  привыкнуть
так и не смог. Пусть он был свободен от любых предрассудков, почти  усвоил
теорию прямых, обратных и многослойных временных потоков, не душой понять,
как давно умершие люди могут жить рядом с ним, он не  сумел  до  сих  пор.
Относиться  ко  всему  происходящему,  как  к  прокручиваемой  второй  раз
кинопленке, у него не  получалось,  допустить  идентичность  окружающих  с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.