Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подвижен, говорил, словно не поспевая за собственными  мыслями,  и  ни  на
секунду он не подал виду, что за  прошедшие  пять  лет  в  судьбе  Маркова
происходило что-то не совсем обычное.
     - Слушай, как у  тебя  со  временем?  У  меня  тут  просвет  выдался,
собирается небольшое общество, ну - писатели кое-кто,  артисты...  Толстой
обещал быть. Ты как смотришь?
     Берестин, конечно, смотрел положительно. Войти,  наконец,  в  здешнюю
жизнь по-настоящему, на уровне не вождей, не маршалов, а обычных  людей  -
творческой   интеллигенции,   более   свободной   от   официальностей    и
предрассудков, - это было не только необходимо в целях миссии, но и просто
интересно. Тем более - Толстой. Через месяц он  заканчивает  "Хождение  по
мукам". Надо же...
     - Согласен.
     - Тогда бывай. Там и поговорим. В двадцать два подъезжай в редакцию.
     Погорелова он в  гостинице  не  застал,  комкор  получил  две  недели
отпуска для розыска семьи - жену с детьми  закатали  куда-то  за  Барнаул.
Берестин решил перед  вечером  немного  отдохнуть,  прийти  в  себя  после
водоворота  событий,  в  который  теперь,  кроме  него  с  Новиковым   уже
автоматически втягивались все новые и новые люди.
     Пару часов он вздремнул. На самой грани сна Берестин утратил контроль
над Марковым, почти растворился в нем и с необыкновенной остротой  пережил
чувства человека, который без перехода  сменил  лагерные  пары  и  набитый
опилками тюфяк на купеческую роскошь постели в "Москве".
     Интересная жизнь -  царей  свергли,  социализм,  по  словам  товарища
Сталина, построили, а вкусы  и  представления  о  комфорте  у  руководящих
товарищей не дворянские даже, а вполне мещанско-купеческие. Хоть какой  ты
марксист и новатор, а выше своего культурного уровня не прыгнешь...
     И вдруг ему стало невыносимо страшно: показалось, что все  окружающее
его сейчас - это сонные грезы, и он не  здесь,  в  гостинице,  а  там,  на
нарах, и вместо вечера в приятной  компании  его  ждет  поверка,  знобящая
сырость барака, кашель, хрипы, мат соседей,  привычная  сосущая  тоска,  а
впереди бесконечный срок и никакой надежды.
     Он рывком сел  на  постели,  увидел,  что  вокруг  по-прежнему  стены
гостиничного номера, и глубоко вздохнул,  стараясь  успокоить  бьющееся  у
горла сердце. Взглянул на  часы.  Оказывается,  сонный  кошмар  длился  не
секунды, как ему показалось, а почти два часа. И только петом окончательно
сообразил, что он все-таки Берестин, а не Марков.
     В огромной, сверкающей цветным кафелем ванной  он  долго,  со  вкусом
брился, рассматривая в зеркале принадлежащее ему лицо.  Еще  неделю  назад
Марков выглядел  намного  старше  своих  тридцати  девяти,  как,  впрочем,
большинство ответственных работников того времени,  да  и  лагерь  добавил
возраста,  а  теперь  лицо   Маркова   заметно   посвежело,   разгладились
наметившиеся морщины, волосы приобрели здоровый сочный цвет, и выглядел он
лет на тридцать пять, причем в стиле не сороковых, а восьмидесятых  годов.
То есть, по-здешнему, совсем почти юношей.
     По вечерней Москве он дошел до редакции.
     На открытом редакторском  ЗИСе  по  улице  Горького,  Охотному  ряду,
Манежной площади они выехали к Москве-реке,  потом  ехали  по  набережным,
через Крымский мест, и Берестин увидел, что привезли его в тот самый  дом,
где жил Новиков и где все они собирались после победы  над  пришельцами  в
предыдущей жизни. Или - последующей, можно и так сказать.
     Только теперь дом этот был только что отстроен. И в подъезд они вошли
в  другой,  но  квартира  была  однотипная.  С  длинным  и  широким,   как
пульмановский   вагон,   коридором,   огромными   проходными    комнатами,
двадцатиметровой кухней и с мебелью, которую тогдашний человек со вкусом и
деньгами мог за бесценок приобрести в так называемых "магазинах  случайных
вещей". Эвфемизм для обозначения имущества, изъятого  у  "врагов  народа".
Павловская гостиная, кабинет  в  стиле  одного  из  "Луев",  по  выражению
Маяковского, много резного дуба и палисандра, кресла  и  диван,  обтянутые
мягким сафьяном, башенные часы и готический буфет в столовой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.