Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

среди всех присутствующих казался ей самым непонятным и жестким человеком.
     - Милая девочка, - тихо сказал Берестин. - Ты  всерьез  считаешь  или
просто повторяешь трепотню своих старших коллег, что только они там, -  он
дернул головой вверх и в сторону, - имеют прерогативу  делить  события  на
важные для мировой истории и неважные? И что есть люди,  которым  по  чину
положено совершать исторические  поступки,  и  -  остальные,  которым  это
заказано? То есть - герои и быдло? Так эта теория уже в начале нашего века
признана несостоятельной и в корне реакционной. И мы  здесь  все  привыкли
считать,  что  от  каждого  может  зависеть  все.  Исторические   поступки
совершаются каждым, и без мыслей  о  том,  как  бы  не  нарушить  какие-то
инструкции и табели о рангах...
     Лариса, несколько оторопевшая от неожиданно  серьезного  и  будто  бы
даже угрожающего тона Берестина, сразу не нашла, что ему  ответить.  Помог
ей Шульгин, незаметно, но  резко  ударивший  Берестина  носком  сапога  по
щиколотке.
     - Видишь ли, Лариса, мы как бы представляем разные  научные  школы...
Это как в медицине. Ученики академика Амосова говорят: в  любом  случае  и
обязательно резать. А последователи Аничкова не  прибегают  к  ножу  ни  в
каких обстоятельствах...
     - Как историк-дипломат, ты поможешь нам на более  поздних  этапах,  -
сказал Левашов.
     - Вот-вот, - поддержал его Новиков. - Сперва найдем, с кем  и  о  чем
разговаривать, а там и тебе карты в руки.
     - Красивые женщины в дипломатии - неподражаемы...  -  Шульгин  поднял
глаза к потолку и вытянул губы в трубочку.
     Лариса не выдержала и рассмеялась.
     - Ну вот и слава богу. (Берестин, как заметил Новиков, стал  довольно
часто в последнее время употреблять это  присловье.  Будто  демонстративно
отбросил некие привычки и традиции). Тогда давайте  займемся  делом  Лично
мне не терпится  отправиться  на  поиски  братьев  по  разуму.  Вдруг  они
встретят меня с распростертыми объятиями и я тут же начну сеять среди  них
доброе, вечное, а если выйдет, то и разумное...



     По своему маршруту Берестин шел один.
     Настоящая  мужская  работа  сжимать   тугие   обрезиненные   рукоятки
фрикционов и гнать десятитонную броневую машину через белое  безмолвие  по
двенадцать и более часов в сутки. В плечах и руках -  весь  этот  стальной
вес и пятьсот лошадей дизеля, а транспортер идет, как глиссер, выхлестывая
из-под гусениц снежные фонтаны, а то вдруг ухает в забитую снегом  лощину,
погружается вместе с башней, как подводная лодка, и  жутко  рыча,  стреляя
выхлопами, выползает вновь на поверхность. Да если  еще  идти  с  открытым
лобовым люком, чтоб лучше видеть, - ледяной ветер хлещет в лицо,  обжигает
щеки и садится инеем на черный ребристый шлем.
     И можно думать.  О  чем  хочешь.  Можно  об  инопланетянах,  космосе,
проблемах контактов и  априорной  гуманности  разумов,  достигших  высокой
степени развития.
     Можно и о женщинах. Конкретно об одной, Ирине, а то и о других  тоже.
Например, о Ларисе. Которая непонятно что нашла  именно  в  Олеге.  Не  то
чтобы Берестин считал его хуже других, а все равно странно...
     И еще много о чем удается  передумать,  гусеничным  следом  рисуя  на
поверхности планеты гигантский расходящийся сектор.
     И, конечно, он смотрел. Вперед  по  курсу  и  по  сторонам.  Валгалла
раскрывала перед ним свои пейзажи, еще не виденные никем из землян.
     Тот уголок планеты,  который  они  успели  освоить,  был  изумительно
красив, но колонисты довольно  поверхностно  изучили  лишь  несколько  сот
квадратных километров,  прилегающих  к  форту  и  берегам  реки  вверх  по
течению, а сейчас Берестин каждый день проходил  двести,  а  то  и  триста
километров. По вековым заснеженным лесам, где деревья стояли  так  плотно,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.