Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

				КНИГА ВТОРАЯ



                             И буду писать историю людей более  свободных,
                        чем государственные люди, историю людей, живущих в
                        самых выгодных условиях жизни для борьбы и  выбора
                        между добром и злом, людей, изведавших все стороны
                        человеческих  мыслей,  чувств  и  желаний,  людей,
                        таких же, как мы, могущих выбирать между  рабством
                        и  свободой,  между  образованием  и  невежеством,
                        между славой и  неизвестностью,  между  властью  и
                        ничтожеством, между любовью  и  ненавистью,  людей
                        свободных   от   бедности,   от    невежества    и
                        независимых.
                                                             Л. Н. Толстой




			ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРИТЕРИИ ОТБОРА


     Заснула она поздно, почти под утро и, ощутив сквозь  сомкнутые  веки,
что в комнате уже  светло,  успела  с  досадой  подумать,  что  не  стоило
поддаваться  на  Димкины  уговоры  и  ехать  с  ним  на  Ленинские   горы,
возвращаться с них ночью пешком да еще и долго стоять в подъезде. Мало  ли
что он завтра уезжает... Сегодня тоже будет день. А вот на экзамен  теперь
придется идти не выспавшись.
     И открыла через силу глаза.
     В комнате было сумрачно, и за окном шел дождь.  Сначала  она  увидела
только это, и лишь через  секунду  поняла,  что  не  лежит  в  постели,  а
совершенно одетая стоит у окна, и за окном не знакомый с детства  проспект
с гудящим  многорядным  потоком  машин  и  бело-зеленым  зданием  Рижского
вокзала вдали, а какой-то сад или парк,  на  первом  плане  густые  мокрые
кусты и мокрая трава, а дальше, за серой пеленой дождя, виднеются  высокие
массивные глухие стены.
     Так тоже бывало - думаешь,  что  проснулась,  а  на  самом  деле  сон
продолжается. И тут же она окончательно и очень ясно поняла,  что  никакой
это не сон, а самая настоящая, хоть и странная, реальность.
     Захотела испугаться и не смогла этого сделать. Было только недоумение
и словно бы оглушенность от необъяснимого перехода в совсем другую жизнь.
     Обернувшись, она увидела, что находится  в  большой  и  почти  пустой
комнате. На золотистом, с длинным ворсом  ковре  стоял  низкий  журнальный
столик, возле него - два глубоких кресла. И все.
     Нет,  она  ошиблась.  Всю  противоположную   стену   занимал   тускло
отсвечивающий, почти незаметный на фоне обоев  экран.  Как  у  телевизора,
только во много раз больше.
     Еще не зная зачем, она решила подойти, взглянуть на него поближе.
     Идти было неудобно, в теле ощущались скованность и  слабость,  словно
после долгой болезни. И еще - мешали  очень  высокие  каблуки.  Она  таких
раньше никогда не носила.
     Экран вдруг засветился, и с каждым шагом свечение становилось ярче, а
когда она подошла вплотную, поверхность стекла исчезла, растворилась, и  в
образовавшемся  проеме  она  увидела  другую   комнату   -   роскошно,   в
эклектическом стиле конца прошлого века меблированный кабинет.
     В стилях она, будущий архитектор, разбиралась хорошо, и не  могла  не
восхититься  сложностью  и   тщательностью   отделки   стен   и   потолка,
тяжеловесной изящностью мебели.
     Иллюзия была полной, и только коснувшись рукой холодного стекла,  она

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.