Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

			КНИГА ПЕРВАЯ. ГАМБИТ БУБНОВОЙ ДАМЫ


       			ПРОЛОГ. НА ДАЛЕКОМ БЕРЕГУ

     В пространстве все происходит беззвучно. Соприкасаются ли кристаллики
льда в хвосте кометы или взрывается звезда. Вполне возможно, что и в  этом
выражается рациональность природы,  ее  нежелание  тратиться  на  ненужные
эффекты там,  где  их  некому  оценить.  И  действительно  -  кто  мог  бы
наблюдать, как в одном из секторов Дальнего Космоса, бог знает в  скольких
сотнях  или  тысячах  парсек  от   обжитых   и   освоенных   мест,   вдруг
материализовался подпространственный звездный крейсер типа "Кондотьер-VII"
-  огромный,  зеркально-блестящий,   полыхающий   фиолетовыми   импульсами
генераторов,  -  появился  в  реальном  пространстве,  гася  околосветовую
скорость  до  планетарной,  и  начал  вдруг  изгибаться  по   всем   осям,
деформироваться и искажаться, как искажаются очертания дальних предметов в
жарком мареве пустыни.
     Затем - через миг непредставимо короткий (или настолько же длинный  -
на границе подпространственных туннелей время теряет размерность  и  знак)
крейсер  исчез,  растаял,  растворился,   после   него   осталось   только
невообразимой яркости бесшумное  лиловое  пламя.  А  потом  -  совсем  уже
ничего.
     ...Три человека в штурманской рубке крейсера - путевая вахта -  вдруг
ощутили легкую дрожь палубы. Дрожь мелкую, едва уловимую, возникшую где-то
далеко в корме, но от  которой  внезапно  и  остро  заныли  зубы.  Штурман
вскинул голову на приборы, но не успел ничего увидеть  и  оценить.  Потому
что второй, теперь  уже  катастрофически  мощной  ударной  волной  корабль
скрутило судорогой  деформации,  разрывая  уши  пронзительным  до  тошноты
скрежетом рвущегося металла и грохотом ломающегося пластика.
     И все!
     Люди так и не успели ничего  понять  и  почувствовать.  Катастрофы  в
космосе если происходят, то происходят быстро.
     Среагировали автоматы. Совсем ненамного,  на  тысячную  долю  секунды
опередив ту вспышку, что превратила  в  плазму  огромный  по  человеческим
меркам корабль. Ходовая рубка, вынесенная на восемьсот  метров  вперед  от
главного  ствола  и  на  три  километра  от  маршевых  генераторов,  имела
автономный псевдомозг, и сигнал крайней опасности поступил в  него  прежде
чем испарились волноводы.
     Закрученные в тугие силовые  коконы  спасательных  капсул  тела  трех
космонавтов отделились от крейсера, уже начавшего превращаться в излучение
и, изолированные от времени и пространства, полностью  подчинились  всему,
что предусматривала включившаяся аварийная программа.  Остальные  двадцать
два члена экипажа разделили судьбу своего корабля.
     ...Спасательные средства - вещь, безусловно, полезная.  Беда  лишь  в
том, что иногда они вместо смерти легкой  и  незаметной  предлагают  конец
долгий и мучительный.  Как  в  свое  время,  например,  надувной  жилет  в
полярных водах. Через триста лет в этом смысле мало что  изменилось.  Хотя
виноваты,  конечно,  не  сами  средства,  а   всегда   и   только   -   не
соответствующие средствам обстоятельства.
     Три человека стояли на полотой, уходящей  вдаль  и  вниз  равнине.  У
дальнего горизонта стеной чернел лес, будто размашисто нарисованный  тушью
по серой бумаге, ближе по склону беспорядочно  росли  одинокие  неохватные
сосны, с низкого рыхлого неба бесшумно падал  медленный  снег,  задергивая
сумрачный пейзаж прозрачной, колеблющейся завесой.  Трудно  представить  и
еще труднее передать ощущения людей, только что,  сию  минуту  сидевших  в
удобных креслах, в  уютной  и  привычной  тишине  ходовой  рубки  могучего
звездолета, не успевших  ничего  подумать,  осознать,  просто  испугаться,
наконец, - и вдруг выброшенных на унылую серую  равнину,  где  косо  летит
пушистый снег,  мертво  шуршит  промерзшая  трава  на  голых  подветренных

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.