Случайный афоризм
Желание быть писателем - это не претензия на определенный статус в обществе, а бытийная устремленность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

полубессознательное состояние, почти в спячку... Может быть
цивилизованный человек и способен на это, но лишь на короткое
время земной зимы. Проводить так зиму, которая намного длинее
земного года, невозможно. Когда удовлетворены физические нужды,
главным врагом каждого анварца становится скука. Исключение
составляют лишь охотники, но даже и они не могут заниматься
своим делом всю зиму. Одни нашли выход из такого положения в
пьянстве, другие - в ярости. Алкоголизм и убийства - двойной
ужас зимних сезонов, возникший после Перерыва. Конец этому был
положен "Двадцатыми". Когда они прочно вошли в жизнь, лето стало
восприниматься лишь как перерыв между играми. "Двадцатые" были
не просто соревнованиями - они стали образом жизни, который
удовлетворял всем формам физической и умственной
соревновательной потребности планеты. Это было десятиборье,
поднятое на высший уровень, где соревнования по шахматам и
поэтической композиции занимали равное место и время с такими
видами спорта, как прыжки с трамплина и стрельбе из лука. Каждый
год устраивались два всепланетных розыгрыша: один - среди
мужчин, другой - среди женщин. Это не могло быть дискриминацией,
а просто отражало реальные факты. Половые различия мешают
справедливому соревнованию, например, женщина не может выиграть
большой шахматный турнир, и это обстоятельство было осознано и
учтено. В соревнованиях мог принимать участие любой. Никаких
преимуществ и ограничений. Когда выигрывал лучший, он был
действительно лучшим. Сложная серия соревнований и розыгрышей
держала всех в постоянном напряжении всю зиму. Но все это было
лишь вступлением к финальной части соревнований, которая
занимала месяц, и где выявлялся единственный победитель.
Победивший в финале получал титул Победителя. Этит титулом можно
было гордиться. Брайан повернулся в кровати и посмотрел в окно.
Он - Победитель Анвара. Теперь его имя попадет в книги по
Истории, он станет одним из героев планеты. Теперь школьники
будут учить о нем, как когда-то учил он сам о Победителях
прошлого. Они будут мечтать о такой же победе, готовясь к ней
ежедневно. Быть Победителем - величайшая честь для жителя
Анвара! Снаружи полуденное солнце слабо светило в небе.
Бесконечные ледяные поля поглощали лунный свет, возвращая его
холодным и резким отражением. Только одна фигура перемещалась на
лыжах, все остальное было неподвижно. Бесконечная усталость
обрушилась на Брайана, и тут же все изменилось, словно он
посмотрел в зеркало с обратной стороны. Неожиданно он с ужастной
ясностью понял, что быть Победителем не значит ровным счетом
ничего... Это все равно, что быть лучшей блохой среди остальных
блох, ползающих по одному пню. Что же все-таки такое Анвар?
Закованная в лед планета, населенная несколькими миллионами
человеческих блох, неизвестная в остальных частях Галактики.
Здесь было ровным счетом не за что бороться. Войны,
последовавшие за Перерывом, не затронули ее. Анварцы всегда
гордились этим, как будто то, что никто не обращает на вас
внимание, может быть источником гордости. Остальные человеческие
миры росли, боролись, побеждали, терпели поражение, менялись.
Лишь Анвар вел неизменную жизнь, повторяющуюся с неизменностью
заезженной пластинки. Глаза Брайана увлажнились, он заморгал.
Слезы... Сознание этого невероятного факта изгнало
сентиментальность из его мозга и сменило ее страхом. Неужели его
мозг все-таки повредился от напряжений последней схватки? Это не
его мысли. Жалость к самому себе никогда бы не смогла сделать
его победителем - так почему же он испытывает ее теперь? Анвар -
его вселенная, как он может так думать о ней? Что случилось с
ним, что внушило ему эти мысли? Подумав, он немедленно нашел

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.