Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

выложить наружу весь свой истерический припадок, таившийся в
мозгу.
   - У нас нет времени, мы должны идти, - Брайан с трудом поднялся
на ноги, предварительно связав всю поклажу в узел.
   Взглянув на западную часть горизонта, он не обнаружил никаких
ориентиров, только одни дюны. Он помог Леа подняться на ноги.
   - Подождите секундочку, куда мы идем?
   - В этом направлении. Я надеюсь найти какие-нибудь ориентиры, но
их нет. Придется ориентироваться по солнцу. Если нам не удастся
дойти до ночи, то звезды лучше укажут нам направление.
   - И все это на голодный желудок? Как насчет завтрака? Я голодна
и хочу пить.
   - Еды нет. Воды тоже мало, и она нам потребуется попозже. - Он
потряс фляжкой. Когда он ее нашел, она была наполовину пуста.
   - А мне она нужна сейчас. У меня рот, как невычищенная
пепельница. Я суха, как бумага...
   - Один глоток, - сказал он после некоторого колебания. - Это
все, что у нас есть.
   Леа проглотила воду с закрытыми глазами. Брайан уложил фляжку в
узел, даже не притронувшись к воде. Когда они взобрались на
гребень первой дюны, то оба были покрыты потом.
   Пустыня была безжизненна: только они одни упорно двигались под
безжалостным солнцем. Тени падали перед ними, и по мере того,
как тени укорачивались, жара усиливалась. Она сделалась такой,
что Леа даже представить себе не могла, что такое возможно.
Одежда ее пропиталась потом, ручейки текли в глаза, мешая
смотреть. И шла она, полузакрыв глаза, опираясь на Брайана,
который невозмутимо продолжал идти, не взирая на жару и прочие
неудобства.
   - Сомневаюсь, можно ли есть эти штуки, может быть в них есть
вода? - голос Брайана был хриплым.
   Леа замигала и посмотрела на кожистые предметы на вершине дюны.
Трудно сказать, растения ли это, или животные. Они были размером
с человеческую голову, сморщенные, обтянутые серой кожей и
усеянные толстыми шипами. Он толкнул его носком ботинка, и они
увидели буроватое круглое дно, похожее на корнеплод. Предмет
покатился вниз, потом остановился, углубившись в песок. В момент
удара что-то острое высунулось из него, ударило в ботинок
Брайана и снова убралось. На прочном пластике ботинка осталась
царапина, покрытая пятнами зеленоватой жидкости.
   - Должно быть яд, - Брайан провел носком по песку. - Нам не
следует здесь задерживаться без основательной причины.
   Незадолго до полудня Леа упала. Она хотела подняться, но тело не
повиновалось ей. Тонкие подошвы ботинок больше не защищали ее от
раскаленного песка, ноги болели. Жар, поднимающийся от горячей
земли, усиливал боль. Воздух, который она лихорадочно вдыхала,
вливался, как раскаленный металл, иссушая и обжигая. Каждый удар
сердца гнал кровь к голове, пока ей не начало казаться, что у
нее раскалывается череп. Она почти разделась, несмотря на то,
что Брайан предупреждал ее об ожогах. Но спасения от нестерпимой
жары все равно не было. Хотя горячий песок жег ей колени и руки,
она все равно была не в силах встать. Ее сил хватило на то,
чтобы лишь не упасть совсем. Глаза ее закрылись, и перед ними
поплыли бесконечные круги. Брайан, тоже полузакрыв глаза,
увидел, как она падает. Он поднял ее и понес, как в предыдущую
ночь.
   Кожа ее приобрела розовый цвет. Платье было разорвано, и одна
грудь, выставленная наружу, поднималась и опускалась в такт
дыханию. Вытерев пот с руки, он дотронулся до ее кожи и ощутил
зловещую горячую сухость. Все симптомы теплового удара: сухая

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.