Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

уединению, но здесь было одиночество, которое проникало в самые
глубины существа, глубоко скрытые инстинкты. И дрожь, которая не
была следствием ночного холода, пробежала по его спине, он
ощутил корни своих волос.
   Пора было идти. Он отбросил сомнения и тщательно укутал Леа в
свою куртку. Если подвесить ее к спине, идти будет гораздо
легче. Гравий сменился пологими песчаными дюнами, которые,
казалось, тянулись в бесконечность. Началось мучительное
карабканье на вершину очередной дюны, а затем спуск во тьму к
подножию следующей. При первых проблесках рассвета, с ощущением,
что грудь его разрывается, он остановился, чтобы проверить
направление, по которому нужно идти. Одним глотком воды он
прополоскал рот и сел на песок рядом со спящей Леа. Золотые
пальцы света бродили по небу, сметая звезды. Это было
величественно, и Брайан замер от восхищения. Это нужно было
запомнить на всю жизнь, а он верил, что выживет.
   Лучше всего подойдет четверостишье. Достаточно короткое, чтобы
запомнить, не требующее большого искусства, чтобы вложить в него
все. Он прославил четверостишье в "Двадцатых". Это будет
особенным. Его учитель поэзии, Тэйнд, был бы им доволен.
   - Что это вы бормочите? - проснувшись пробормотала Леа, глядя на
его орлиный профиль, чернеющий на фоне красного утреннего неба.
   - Стихотворение. Тсс... Минуточку.
   После напряжения и опасности ночи это было для Леа слишком. Она
засмеялась, и стала смеяться еще сильнее, увидев, что он
нахмурился. Взошедшее солнце осветило горизонт. Стало теплее.
   - Брайан, - воскликнула Леа. - У вас на горле рана! Вы истечете
кровью!
   - Нет, - спокойно ответил он, слегка дотронувшись до
кровоточащего пореза, шедшего вокруг шеи. - Это рана
поверхностная.
   Внезапно им овладела депрессия, когда он вспомнил битву и смерть
прошлой ночи. Леа не видела его лица: она рылась в медицинской
сумке. Ему пришлось пустить в ход пальцы, чтобы массажем лица
убрать с него гримасу боли, искривившую рот. Как легко он
убивал! Трех человек. Как близко к поверхности даже у
цивилизованного человека зхвериные инстинкты! В бесчисленных
схватках он неоднократно принимался проводить этот прием, не
думая об убийстве противника. Эти схватки были частью
"Двадцатых". Но когда друг был убит, он сам стал убийцей. Он
верил в святость жизни до первого испытания, когда он убивал без
колебаний. Вся ирония заключалась в том, что даже сейчас он не
чувствовал за собой ни капли вины. Да, он испытал шок, но не
больше.
   - Поднимите подбородок, - голос Леа вывел его из оцепенения,
девушка размахивала антисептическим средством, найденным в
сумке.
   Он послушался, и жидкость холодным обжигающим потоком полилась
ему на шею. Антибиотики были бы лучше, так как рана почти
затянулась, но он решил промолчать. Он нанес немного антибиотика
на ее ушиб, и она, взвизгнув, отшатнулась. Потом они проглотили
по таблетке.
   - Солнце уже начинает жечь, - сказала Леа, сбрасывая с себя
верхнюю одежду. - Нам надо побыстрее найти салун с кондиционером
или хотя бы холодную пещеру, где можно было бы провести день.
   - Что-то не думаю, чтобы она могла здесь где-нибудь быть. Тут
кругом только песок. Нужно идти...
   - Незачем мне читать лекцию, я сама прекрасно знаю, что нужно
идти. Вы серьезны, как земной банк. Расслабьтесь. Сосчитайте до
десяти тысяч и начните снова, - Леа говорила и говорила, пытаясь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.