Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лишь настолько,  чтобы  успеть  разглядеть  прикрепленный  над
дверью механизм. В тусклом свете, просачивающемся сквозь окна-
щели, он  увидел  приделанную  к  стене  раму,  в  которой был
закреплен тяжелый деревянный лук двухметровой  длины. Веревка,
протянутая к  группе  на  другом  конце  комнаты,  приводила в
действие простой спусковой механизм.  Ловушка была  совершенно
не видна снаружи - и все же Бриггс о ней догадался.
    - Давай сюда,  ДеВитт, - проревел он. - Я не могу без тебя
разговаривать с этими мордами. Быстрее!
    ДеВитт из всех сил заторопился вперед  и  сбросил  тяжелый
ящик перед пятью туземцами.  Четверо стояли чуть позади, держа
руки на оружии,  а их глаза,  отражавшие пламя костра,  злобно
светились в узких глазных щелях.  Пятый сидел впереди на ящике
или платформе из толстых  досок.  С  его  тела  и  конечностей
свисало разнообразнейшее   оружие,   побрякушки  и  контейнеры
странной формы - местные знаки высокого положения,  а в  руках
он держал  оружие  с  длинным  и  узким лезвием,  напоминающее
короткий меч.
    - Кто вы? - спросил туземец, и ДеВитт перевел.
    - Скажи ему, что мы сначала хотим узнать его имя, - сказал
Бриггс, громко  прочищая  глотку  и  сплевывая  на  утоптанный
земляной пол.
    После короткой  паузы,  во  время  которой  его  глаза  не
отрывались от Бриггса, сидящий туземец ответил: - Б"Деска.
    - Мое  имя Бриггс,  и я пришел,  чтобы забрать похожего на
меня человека,  которого  зовут   Заревски.   И   не   вздумай
устраивать мне подлянки вроде той штуки над дверью, потому что
имея дело со мной, можно сделать лишь один бесплатный выстрел,
и он уже сделан. В следующий раз я кого-нибудь убью.
    - Ты будешь есть с нами.
    - Что  за  бред  он  несет,  ДеВитт?  Мы  же не можем есть
местное дерьмо.
    - Есть  можно,  если  захочешь,  некоторые  ксенологи  это
делали, но у меня духу не хватило.  Местная пища может вызвать
в худшем случае жестокий запор,  но должен сказать, что вкус у
нее отвратителен до тошноты. К тому же это местный обычай, все
сделки заключаются только после совместной еды.
    - Ладно,  пусть несут жратву, - обреченно вздохнул Бриггс.
- Надеюсь лишь, что этот Заревски ее стоит.
                          *   *   *
    Услышав слово,  которое  прошипел вождь,  один из туземцев
положил оружие и прошел в затененный угол  комнаты, вернувшись
с фляжкой,  заткнутой  деревянной пробкой,  и двумя чашками из
грубо обожженной глины.  Он положил фляжку на землю и поставил
одну чашку перед гостем, а другую перед сидящим вождем. Бриггс
присел на корточки,  потянулся,  взял обе чашки  и  поднял  их
вверх на вытянутых руках.
    - Отличный чашки, - сказал он. - Большое мастерство. Скажи
ему это.  Скажи,  что  эти  уродливые  комки  грязи  - великие
произвеления искусства, и что я восхищен его вкусом.
    ДеВитт перевел,  и  после  этого  Бриггс поставил чашки на
землю. Даже ДеВитт заметил,  что он поменял чашки  местами,  и
теперь перед  каждым из них стояла чашка,  предназначенная для
другого. Б"Деска ничего не сказал, но вытащил пробку из фляжки
и наполнил  коричневой  жидкостью  сначала  свою чашку,  потом
чашку Бриггса.
    - Боже, какая гадость, - произнес Бриггс, сделав крошечный
глоток и содрогнувшись. - Надеюсь, еда будет получше.
    - Она   будет   еще   хуже,   но  достаточно  съесть  лишь
щепотку-другую.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.