Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вреда.  В силу случайности они достигли своего тепе-
решнего  развития на бесплодной планете,  так что им
ни разу не представилась возможность подняться  выше
материальной культуры каменного века.  Но в умствен-
ном отношении они не уступают нам...  возможно, даже
превосходят.  Они выучили наш язык,  так что я легко
могу объяснить им все, что они хотят знать. Знание и
приобретение  знаний доставляют им полное удовлетво-
рение. Иногда они могут вас раздражать, так как име-
ют  обыкновение связывать каждый новый факт со всем,
что им уже известно,  но чем больше они узнают,  тем
быстрей происходит этот процесс. Когда-нибудь они во
всем сравняются с человеком,  может быть, превзойдут
нас. Если только... Вы согласны оказать мне услугу?
     - Все, что в моих силах.
     - Оставьте их в покое.  Или же, если это так уж
необходимо,  учите их истории и естественным наукам,
философии,  юриспруденции, всему, что поможет им при
столкновении с действительностью более широкого  ми-
ра, о существовании которого они раньше даже не зна-
ли. Но не сбивайте их с толку ненавистью и страдани-
ями, виной, грехом и карой. Кто знает, какой вред...
     - Ваши слова оскорбительны,  сэр!  - воскликнул
священник,  вскочив  с места.  Его седая голова едва
доходила астронавту до подбородка,  но он бесстрашно
защищал то, во что верил.
     Гарт, который тоже встал,  уже не казался  каю-
щимся грешником. Они гневно смотрели друг на друга в
упор, как всегда смотрят люди, непоколебимо защищаю-
щие то, что считают правильным.
     - Это вы оскорбляете,  - крикнул Гарт.  - Какое
невероятное самомнение думать, что ваши неоригиналь-
ные жалкие мифы,  лишь слегка отличающиеся от тысячи
других,  которые все еще тяготеют над людьми,  могут
внести что-то иное,  кроме сумятицы, в их неискушен-
ные  умы!  Неужели вы не понимаете,  что они верят в
правду и никогда не слышали  о  таком  явлении,  как
ложь?  Им  никто  еще не пытался внушить,  что можно
мыслить иначе. И вы хотите изменить...
     - Я  исполняю  свой  долг,  то  есть  Его волю,
мистер Гарт.  Здесь тоже живут божьи создания,  и  у
них есть души. Я не могу уклоняться от своего долга,
который состоит в том, чтобы донести до них Его сло-
во и тем спасти их, введя в Царствие небесное.
     Когда священник открыл дверь, ветер рванул ее и
распахнул настежь. Отец Марк исчез в кромешной тьме,
а дверь то открывалась,  то захлопывалась,  и брызги
дождя залетали в комнату. Гарт медленно пошел к две-
ри,  затворил ее и так и не увидел Итина, терпеливо,
безропотно сидевшего под ливнем в надежде на то, что
Гарт,  быть может, на секунду задержится и поделится
с ним одной частицей своих замечательных знаний.
     С молчаливого обоюдного согласия об этом первом
вечере больше никогда не упоминали. После нескольких
дней, проведенных в одиночестве, еще более тягостным
от того, что каждый знал о близости другого, они во-
зобновили беседы,  но на  строго  нейтральные  темы.
Гарт  постепенно упаковывал и прятал свои приобрете-
ния, не допуская, однако, и мысли о том, что его ра-
бота  закончена  и он может в любое время уехать.  У

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.