Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

есть царица бала и она одна достойна его внимания. Мог ли  он  согласиться
на меньшее, он, преемник пятидесяти тысяч героев давно забытых книг?
     Кэрол Энн ван Дэмм, как всегда, скучала.  Лицо  ее  было  скрыто  под
маской, но никакая маска не сумела бы скрыть великолепные формы  ее  тела.
Все ее поклонники в причудливых  костюмах  толпились  тут  же,  готовые  к
услугам; каждый мечтал заполучить ее молодость и  красоту  и  миллионы  ее
отца в придачу. Все это давно ей надоело, и она едва сдерживала зевоту.
     И тут толпу обожателей вежливо,  но  неотвратимо  раздвинули  широкие
плечи незнакомца. Он заставил всех  расступиться  и  предстал  перед  нею,
точно лев среди стаи волков.
     - Этот танец вы  танцуете  со  мной,  -  многозначительно  сказал  он
глубоким низким голосом.
     Почти машинально она  оперлась  на  предложенную  руку,  не  в  силах
противиться человеку, в чьих глазах таился такой странный блеск. Еще миг -
и они уже кружатся в вальсе, и это  блаженство!  Мускулы  его  крепки  как
сталь, но танцует он с легкостью и изяществом молодого бога.
     - Кто вы? - шепнула она.
     - Ваш принц. Я пришел, чтобы увести вас отсюда, - вполголоса  отвечал
он.
     - Вы говорите, как принц из волшебной сказки, - рассмеялась она.
     - Это и есть сказка, а вы - сказочная принцесса.
     Слова эти, точно искра, воспламенили ее душу, и всю ее словно пронзил
электрический ток. В сущности, это и был мгновенный электрический  разряд.
Губы его нашептывали ей слова, которые она всю жизнь мечтала  услышать,  а
ноги, точно по волшебству, увлекали сквозь высокие  двери  на  террасу.  В
какой-то миг слова претворились в дело, и жаркие губы коснулись ее губ. Да
еще какие жаркие - термостат был установлен на сто два градуса!
     - Давайте сядем, - выдохнула она, слабея от нежданно  захватившей  ее
страсти.
     Он уселся рядом, сжимая ее руки  в  своих,  нечеловечески  сильных  и
все-таки нежных. Они говорили друг другу слова, ведомые только влюбленным,
пока не грянул оркестр.
     - Полночь, - шепнула она. - Пора снимать маски, любимый. - Она  сняла
свою, но Файлер, конечно, не шелохнулся. - Что же ты? - сказала она. -  Ты
тоже должен снять маску.
     Слова эти прозвучали как приказ, и  робот  не  мог  не  повиноваться.
Широким жестом он сбросил маску и пластиковый подбородок.
     Кэрол Энн сначала вскрикнула, потом зашлась от ярости.
     - Это еще что такое, отвечай, ты, жестянка!
     - Это была любовь,  дорогая.  Любовь  привела  меня  сюда  сегодня  и
бросила в твои объятия.
     Ответ был вполне  правильный,  хоть  Файлер  и  облек  его  в  форму,
соответствующую его роли.
     Услышав нежные слова из бездушной электронной пасти. Кэрол Энн  снова
вскрикнула. Она поняла, что стала жертвой жестокой шутки.
     - Кто  тебя  сюда  прислал?  Отвечай!  Что  означает  этот  маскарад?
Отвечай! Отвечай! Отвечай, ты, ящик с железным ломом!
     Файлер хотел было рассортировать этот поток вопросов  и  отвечать  на
каждый в отдельности, но она не дала ему рта раскрыть.
     - Надо же! Послать тебя сюда, обрядив человеком! В  жизни  надо  мной
никто так не издевался!  Ты  робот.  Ты  ничтожество.  Двуногая  машина  с
громкоговорителем.  Как  ты   мог   притворяться   человеком,   когда   ты
всего-навсего робот!
     Файлер вдруг поднялся на ноги.
     - Я робот, - вырвались из говорящего устройства отрывистые слова.
     Это был уже не  ласковый  голос  влюбленного,  но  вопль  отчаявшейся
машины. Мысли вихрем кружились в его электронном мозгу, но в сущности  эта
была одна и та же мысль.
     "Я робот... робот... я, видно, забыл, что я  робот...  и  что  делать
роботу с женщиной... робот не может целовать женщину... женщина  не  может

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.