Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

один итальянский  мальчик  не  может  пройти  мимо  красивой
машины,  не  оглядев  ее  от  бампера  до  бампера.  Значит,
мальчишке  дали  какое-то  серьезное  поручение.   То   есть
Нарсизо  действительно  где-то  рядом.  Бирбанте   развернул
"Альфа-ромео" и поехал обратно  к  шоссе,  с  каждым  метром
удаляясь от мальчика. Приборы скажут  все,  что  ему  нужно,
улыбнулся Бирбанте.
     Поднимаясь из долины по  серпантину  узкой  дороги,  он
заметил на одном из поворотов маленькую рощицу,  заехал  под
сень деревьев и заглушил  двигатель.  Тишину  нарушало  лишь
стрекотание насекомых. Внизу лежала залитая  солнцем  долина
с  полосками  зеленых  полей  на  окраине  городка.   Издали
Чиомонте с розовым куполом  его  церкви,  возвышающейся  над
белыми домами, выглядел попривлекательнее. Отсюда  не  видно
ни бедности городка, ни его грязи.  Бирбанте  глотнул  вина,
отломил корку хлеба и перочинным ножом  отрезал  сыра.  Хлеб
был  свежим,  сыр  -  острым;  простая   крестьянская   пища
напомнила ему о детстве, проведенном на  тосканских  холмах.
Италия не изменялась,  сонно  щурясь  сквозь  теплые  полдни
столетий, под мелодичный звон колоколов тысяч  церквей.  Эта
страна  лежала  на  ладони  господа,  а  ее  долины   словно
оцепенели...
     Гремя изношенным двигателем, оставляя  за  собой  клубы
черного дыма  и  надсадно  скрепя  на  каждом  повороте,  по
дороге спускался автобус. В довершении  ко  всему  водитель,
проезжая мимо  красного  автомобиля,  нажал  на  клаксон,  и
умиротворяющая атмосфера исчезла без следа.
     В гневе  Бирбанте  потряс  кулаком  вслед  удаляющемуся
автобусу и мысленно проклял водителя. И только после  глотка
вина понял, что  напрасно  дал  волю  чувствам.  Разумеется,
бедняга водитель ни в чем не виноват.  И  не  следовало  его
проклинать,   пусть   даже   и   мысленно.   Лицо   Бирбанте
залоснилось от пота, вызванного  отнюдь  не  жарой.  Вытащив
тяжелые серебряные четки, он обратился  к  богу  с  просьбой
простить  его  и  оставить  без   внимания   его   проклятия
водителю, вырвавшиеся сгоряча и,  следовательно,  ничего  не
значащие. И понять, почему он рассердился, ибо  он  -  всего
лишь человек и  не  всегда  в  силах  смерить  гордыню.  Это
обращение  окончательно   успокоило   Бирбанте.   Постоянное
напряжение  дает  себя  знать,  решил   он,   особенно   при
выполнении столь ответственного поручения. И,  вернувшись  с
Нарcизо, он должен просить руководство  отпустить  его  хотя
бы на год в какой-нибудь уединенный монастырь  в  горах.  Он
не  сомневался,  что  ему  пойдут  на  встречу,  руководству
хорошо  известно,  какие  преграды  он  преодолевает,  чтобы
дойти до цели.
      Стрелка  индикатора  дрогнула  и   поползла.   Занятый
своими заботами, Бирбанте  не  сразу  заметил  ее  движение.
Теперь следовало забыть  о  них,  как  о  питье  и  о  пище.
Воздержание и  пост  никому  не  приносили  вреда.  Бирбанте
склонился над приборами.
      - Ты здесь, Нарсизо, совсем рядом, и так же, как и  я,
боишься божьего суда. И я иду, чтобы тебе помочь.
      Двигатель заурчал, и машина плавно тронулась с  места.
Бирбанте  сдерживал  нетерпение.  Погоня   была   долгой   и
несколько лишних минут ничего  не  меняли.  Перед  городком,
спустившись  в  долину,  дорога  стала   менее   извилистой,
Бирбанте съехал на обочину  и  вновь  взглянул  на  приборы.
Индикатор  указывал,  что  беглец  близко.  Я  нашел   тебя,
Нарсизо, улыбнулся Бирбанте.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.