Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

все, что он изучал в школе, складывалось в одну логическую  теорему  и  из
нее следовал  неизбежный  и  невозможный  вывод.  Вывод  его  окончательно
подтвердился на уроке, во время опроса.
     Случилось это в классе физиологии.  Группа  учащихся  изучала  теорию
Палея - зависимость ориентировки в пространстве  и  сознания  человека  от
ускорения.
     Джон поднял руку робко и незаметно, но профессор Черники, по прозвищу
Глаз-Алмаз, заметил и окриком  поднял  Джонатана  на  ноги.  Оказавшись  в
центре внимания, Джон заговорил резко и четко:
     - Профессор Черники, если мы принимаем теорию Палея, то выходит,  что
при ускорении даже с минимальным значением G  мы  опускаемся  ниже  порога
человеческого сознания. Но ориентация в пространстве это ведь то, для чего
необходимо, мне кажется... э-э...
     - Мистер Борк! Что это вы там пытаетесь сказать? -  голос  профессора
резанул по вопросу Борка, как холодное, острое лезвие бритвы.
     Но для Джона путь назад уже был закрыт:
     - Здесь возможен  только  один  вывод  -  каждый  пилот,  управляющий
кораблем будет или  без  сознания,  или  не  в  состоянии  ориентироваться
настолько, чтобы работать с приборами контроля.
     Грохнул взрыв смеха и Джон почувствовал, что  щеки  у  него  полыхают
огнем. Но  Черники  позволил  себе  лишь  скупую  усмешку  перед  тем  как
ответить:
     - Превосходно! Но если все сказанное тобой - факт, то невозможны сами
полеты в космос. Однако же это происходит,  и  происходит  ежедневно!  Мне
кажется, ты узнаешь все ответы в следующем  семестре,  когда  мы  займемся
проблемами о сдвигах сознания после стрессов. Это будет...
     - Нет, сэр, - прервал его Джон, - в книгах и учебниках ответа нет,  и
я не нашел никаких точных сведений. Я прочитал все на эту тему за курс,  и
все касающиеся этого вопроса статьи.
     - Мистер Борк, вы  что  же,  хотите  назвать  меня  лгуном?  -  голос
профессора Черники стал таким же  ледяным,  как  и  его  взгляд.  Гнетущая
тишина повисла над классом. - Вы удалены с лекции, мистер Борк. Ступайте к
себе в комнату и подумайте хорошенько, за что вас удалили.
     Стараясь не спотыкаться Джон прошел через весь класс, толкнул дверь и
вышел.
     Вся группа провожала его взглядами и Джон чувствовал как эти  взгляды
давили на него. Не в силах самостоятельно найти ответ на свой вопрос, Джон
сделал из этого проблему. Сидя у себя в комнате он старался  не  думать  о
последствиях.
     Джонатан никогда не  думал  о  том,  что  станет  именно  пилотом  на
звездных трассах - это, в общем-то, были всего лишь мечты. Только один  из
ста становился пилотом, потому что было еще много других, не таких тяжелых
профессий, необходимых для работы на космических  трассах.  Очень  многие,
махнув на все рукой, покидали  Академию.  Только  самые  отчаянные  головы
настойчиво пытались поступить туда -  вступительные  экзамены  были  очень
сложные, а учиться было еще труднее.
     Конечно, были и исключения - и капитан Джонатан  Борк  был  одним  из
таких абитуриентов.


     Когда по селектору передали, что Борк  приглашается  в  президентский
офис, Джон был уже внутренне готов к такому повороту событий. Он  вскочил,
быстро  прошел  по   коридору   и   зашел   в   лифт,   поднимающийся   на
административный уровень.
     Секретарь с ледяным лицом кивнул ему на дверь и Джон оказался один на
один с Адмиралом.
     Адмирал Сикельм вышел в отставку еще до того, как принял  руководство
Академией. Но у него не исчез  командный  голос,  и  он  сохранял  военные
методы решения вопросов, поэтому все в  Академии  называли  его  за  глаза
только Адмиралом. Джон,  никогда  раньше  не  находившийся  так  близко  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.