Случайный афоризм
Книга - друг одинокого, а библиотека - убежище бездомного. (Стефан Витвицкий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Тихо, тихо, - сказал Антон.
     Начальник меланхолически высморкался на крыльцо.
     - А какую еду ты ел? - спросил он.
     - Варенье. Это не совсем варенье, но оно сладкое и радует язык.
     Начальник слегка оживился.
     - А у них много этого варенья?
     - Очень много! - с энтузиазмом вскричал Хайра.  -  Но  не  приказывай
бить меня.
     - Я решил, - сказал начальник.  -  Пусть  они  отправляются  домой  и
принесут к моим ногам все варенье. И всю другую еду. У них нет угля?
     Хайра вопросительно посмотрел на Антона. Антон резко сказал:
     - Потребуй у него свободы этим преступникам!
     - Что он говорит? - спросил начальник.
     - Он просит, чтобы ты не убивал этих преступников.
     - А как ты понимаешь его речь?
     Хайра указал обеими руками на рожки мнемокристаллов у себя на висках.
     - Если приставить это к голове, то слышишь чужую речь, а понимаешь ее
как свою.
     - Дай сюда, - потребовал начальник. - Это тоже принадлежит Великому и
могучему утесу.
     Он отобрал  у  Хайры  мнемокристаллы  и  после  нескольких  неудачных
попыток пристроил их у себя на лбу. Антон сейчас же сказал:
     - Немедленно отпусти этих людей, заслуживших свободу.
     Начальник с удивлением посмотрел на него.
     - Ты не можешь говорить так, - сказал он. - Я прощаю тебя, потому что
ты низкий и не знаешь слов. Ступай. И принеси также письмо и чертеж. -  Он
повернулся к копейщикам, которые почтительно ему внимали и  заорал:  -  Ну
что вы тут стали, труполюбы? Нечего вам обнюхивать их  штаны.  Штаны  всех
людей, кто разговаривает со мной, воняют одинаково. За работу! Гоните  эту
падаль в котлован. Гей! Гей!
     Копейщики загоготали и трусцой побежали по улице,  гоня  перед  собой
бывших освобожденных. Начальник дружелюбно хлопнул Хайру по  уху  и  велел
ему убираться. Хайра, шатнувшись от удара, юркнул в дверь. Оставшись один,
начальник  посмотрел  на  небо,   посмотрел   на   хижины,   протяжно,   с
прискуливанием зевнул, посмотрел на глайдер, лениво отхаркался, и, глядя в
сторону, сказал скучающим голосом:
     - Делайте, как я указал. Возвращайтесь в свой дом, принесите мне сюда
все варенье и всю другую еду и идите в котлован, если хотите жить.
     Вадим смотрел на эту громадную грязную фигуру  и  испытывал  странную
слабость во всех членах. У него было такое ощущение, как будто он  во  сне
пытается взобраться на скользкую отвесную стену. Антон пробормотал рядом:
     - Смотри, Димка, смотри хорошенько. Это тебе не мальчишка Хайра.
     - Не могу, - странным бесцветным голосом сказал Саул. - Я его  сейчас
удавлю.
     - Ни в коем случае, - сказал Антон.
     Начальник гаркнул в открытую дверь:
     - Зажарь мне мяса, Хайра, труполюб! И согрей ложе! Я сегодня весел. -
Потом он встал к глайдеру  боком  и,  глядя  на  горы,  заговорил,  подняв
грязный указательный палец: - Сейчас вы  еще  неразумные  и  окаменели  от
страха. Но вам надлежит знать, что впредь, разговаривая со мной, вы должны
согнуться в пояснице и прижать руки к груди. И не смотреть на меня, потому
что вы низкие, и взор ваш нечист. Сегодня я вас прощаю, а  завтра  прикажу
избить древками  копий.  И  еще  вы  должны  помнить,  что  самая  высокая
добродетель состоит в повиновении и  молчании.  -  Он  сунул  указательный
палец в пасть и стал копаться  в  зубах.  -  Когда  вы  вернетесь  сюда  с
вареньем, письмом и чертежом, вы разденетесь и оставите все на крыльце.  Я
не выйду к вам. Потом пойдите в хижины и обдерите там рубахи с  мертвецов.
Две рубахи брать нельзя. - Он вдруг заржал. - А то вы вспотеете на работе.
Можете взять рубахи и с живых, но только с тех, у кого золотые ногти...
     В полуоткрытую дверь просунулся Хайра.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.