Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Он уже видит это - как нас раздевают и сталкивают в котлован, и мы спим на
земляном полу, покрытом нечистотами, и всегда молчим, а он гонит нас босых
по снегу, колет копьем, бьет по лицу, чтобы не отставали. А  вокруг  люди,
которые думают только о себе, которые мечтают попасть пальцем именно в  ту
дырку, которая приведет  машину  в  движение,  и  тогда  их,  радостных  и
ликующих, запрягут в сани и погонят по снегу навстречу  свободе,  босиком,
через заснеженные холмы, под седалище  Великого  и  могучего...  У  Вадима
круги пошли перед глазами от боли - так крепко он закусил губу.  Я  бы  им
устроил праздничек, подумал он с ненавистью. Это было странное  чувство  -
ненависть. Он никогда раньше не испытывал ненависти к людям.  Он  услыхал,
как Саул страшно сопит у него за спиной. Хайра мурлыкал песенку.
     Внизу показался грязный котлован. На дне его в беспорядке  сгрудились
машины, нелепые и дикие  орудия  унижения  и  смерти.  Эх  вы,  пришельцы,
подумал Вадим. Впрочем, что с вас взять! Вы ведь даже не гуманоиды. Вода с
неба... Варенье...
     Он снизился и, тормозя, пошел вдоль  улицы  прямо  к  домику  охраны.
Хайра, узнав родные места, разразился радостными воплями, которые не  брал
даже мощный анализатор.
     Перед домиком было полно народу.  В  зеленоватом  свете  зари  мерцал
снег. На снегу, сбившись в кучку, жалкие, голые, стояли,  опустив  головы,
два десятка бывших освобожденных. Вокруг них, опираясь на копья, расставив
ноги, стояли стражники в шубах. На крыльце возвышался  носитель  отличного
меча. Отличный меч он держал перед собой и, повернув  оттопыренное  ухо  к
мечу, водил по  острию  большим  пальцем.  Потом  он  заметил  снижающийся
глайдер и замер, раскрыв черную пасть.
     Вадим посадил глайдер прямо перед крыльцом.  Он  распахнул  фонарь  и
крикнул:
     - Кайра-мэ сорината-му! Татимата-нэ кори-су!
     Он выбрался из-за руля, сгреб носителя копья из рода холмов в  охапку
и поставил его на ступеньки крыльца. Начальник опустил меч и с  отчетливым
хрустом захлопнул рот. Хайра согнулся и мелкими шажками проворно  подбежал
к нему.
     - Почему ты еще не убит? - изумленно спросил начальник.
     Хайра, сложив руки перед грудью, быстро и басовито заворковал:
     - Случилось то, что должно было случиться! Я рассказал им о величии и
мощи Великого и могучего утеса, сверкающего боя, с одной  ногой  на  небе,
живущего, пока не исчезнут машины,  и  они  в  страхе  пустили  воду.  Они
накормили меня вкусной пищей и  говорили  со  мной  как  покорные.  И  они
явились сюда, чтобы склониться перед тобой.
     Копейщики почтительно столпились у крыльца. Только два десятка  голых
стояли  на  месте,  покорно  ожидая  своей  участи.  Начальник   важно   и
медлительно вложил меч в ножны.  Он  больше  не  смотрел  на  глайдер.  Он
принялся равнодушно и неторопливо расспрашивать Хайру.
     - Где они живут?
     - У них большой дом на равнине. Очень теплый.
     - Где они взяли эту машину?
     - Не знаю. Наверное, на дороге.
     - Ты должен был сказать им, что все  небо  и  вся  земля  принадлежат
Великому и могучему утесу.
     - Я сказал  им.  Но  их  обувь,  и  одна  куртка,  и  блестящий  ящик
принадлежат мне. Не забудь это потом, светлый и великий.
     - Ты дурак,  -  сказал  начальник  презрительно.  -  Все  принадлежит
Великому и могучему утесу. А ты получишь  то,  что  тебе  достанется.  Где
послание?
     - Они отобрали, - разочарованно сказал Хайра.
     - Ты дурак еще раз. Это будет стоить тебе кожи.
     Хайра увял. Начальник посмотрел куда-то в пространство между  Антоном
и Вадимом и произнес:
     - Пусть они покажут свою обувь.
     Саул зарычал и полез к борту.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.