Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бегут. Все хотят жить.
     - Почему у некоторых золотые ногти?
     Пленник сказал шепотом:
     - Это были люди  большого  богатства.  Но  они  хотели  странного,  а
некоторые даже пытались сменить Утес. Они  отвратительны,  как  падаль,  -
сказал он громко. - Великий и могучий Утес, сверкающий  бой  присылает  их
сюда со всеми родными. Кроме женщин, - прибавил он с сожалением.
     - Вы знаете, - сказал Саул, - я испытываю огромное  желание  повесить
сначала его, а потом всех  остальных  носителей  мечей  и  копий  на  этой
равнине. Но это, к сожалению, бесполезно. - Он снова  набил  трубку.  -  У
меня больше нет вопросов. Спрашивайте вы, если хотите.
     - Нас нельзя вешать, - быстро сказал побледневший Хайра. - Великий  и
могучий утес, с ногой на небе жестоко накажет вас.
     - Плевать я хотел на твоего  Великого  и  могучего,  -  сказал  Саул,
раскуривая трубку. Пальцы его дрожали. - Будете еще спрашивать, или нет?
     Антон помотал  головой.  Никогда  в  жизни  он  не  испытывал  такого
отвращения. Вадим подошел к Хайре и сорвал с его висков мнемокристаллы.
     - Что будем делать? - спросил он.
     - Таков человек, - задумчиво проговорил Саул. -  На  пути  к  вам  он
должен пройти через это и многое другое. Как долго он еще остается  скотом
после того, как поднимается на задние лапы и берет в  руки  орудия  труда.
Этих еще можно извинить,  они  понятия  не  имеют  о  свободе,  равенстве,
братстве. Впрочем, это им еще предстоит. Они еще будут спасать цивилизацию
газовыми камерами. Им еще предстоит стать мещанами и поставить свой мир на
край гибели. И все-таки я доволен. В этом мире  царит  средневековье,  это
совершенно очевидно.  Все  это  титулование,  пышные  разглагольствования,
золоченые ногти, невежество... Но уже  теперь  здесь  есть  люди,  которые
желают странного. Как это прекрасно - человек, который желает странного! И
этого человека, конечно, боятся.  Этому  человеку  тоже  предстоит  долгий
путь. Его будут жечь на кострах, распинать, сажать за  решетку,  потом  за
колючую проволоку... Да, - он помолчал. - А какова затея! - воскликнул он.
-  Овладеть  машинами,  не  имея   никакого   представления   о   машинах!
Представляете? Какой это был дерзкий ум! Сейчас-то его, конечно,  посадили
бы в лагерь. Сейчас это все рутина, что-то вроде обряда  в  честь  могучих
предков... Сейчас, наверное, никто и не знает и знать не хочет,  для  чего
все это нужно. Разве что как повод для создания лагеря смерти. А  когда-то
это была идея...
     Он замолчал и стал усиленно сипеть трубкой. Антон сказал:
     - Ну зачем же так мрачно, Саул? Им  вовсе  не  обязательно  проходить
через газовые камеры и прочее. Ведь мы уже здесь.
     - Мы! - Саул усмехнулся. - Что мы можем сделать? Вот нас здесь  трое,
и все мы хотим творить добро активно. И что  же  можем?  Да,  конечно,  мы
можем пойти к великому утесу этакими парламентерами от разума и  попросить
его, чтобы он отказался от рабовладения и дал народу свободу. Нас  возьмут
за штаны и бросят в котлован. Можно напялить белые хламиды  -  и  прямо  в
народ. Вы, Антон, будете  Христос,  вы,  Вадим,  апостолом  Павлом,  а  я,
конечно, Фомой. И мы станем проповедовать социализм и  даже,  может  быть,
сотворим несколько чудес. Что-нибудь вроде  нуль-транспортировки.  Местные
фарисеи посадят нас на кол, а люди, которых  мы  хотели  спасти,  будут  с
гиком кидать в нас калом... - Он  поднялся  и  прошелся  вокруг  стола.  -
Правда, у нас есть скорчер. Мы можем перебить стражу,  построить  голых  в
колонну и прорваться через горы, сжечь сюзеренов и вассалов  вместе  с  их
замками  и  пышными  титулами,  и  тогда  города  фарисеев  превратятся  в
головешки, а вас поднимут на копья или, скорее всего, зарежут из-за  угла,
а в стране воцарится хаос, из которого вынырнут какие-нибудь саддукеи. Вот
что мы можем.
     Он сел. Антон и Вадим улыбались.
     - Нас не  трое,  -  сказал  Антон.  -  Нас,  дорогой  Саул,  двадцать
миллиардов. Наверное, раз в двадцать больше, чем на этой планете.
     - Ну и что? - сказал Саул. - Вы понимаете, что вы хотите сделать?  Вы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.