Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Пленник сделал движение к пакету.
     - Н-но, - грозно сказал Саул. - Опять? Я тебя!
     Пленник сьежился. По-видимому, интонации Саула он уже освоил  хорошо.
Антон  взял  пакет,  осмотрел  его  и  вскрыл.  В  конверте   из   отлично
обработанной кожи  лежали  замысловато  сложенный  лист  бумаги,  какой-то
чертеж и окровавленный кусок тампопластыря.
     - Понимаете? - сказал Саул. - Это они ободрали с раненых.
     Антон вспомнил изуродованных людей в шеренге и стиснул зубы.
     - Это,  наверное,  донесение,  -  сказал  он,  помолчав.  -  О  нашем
появлении. Вадим! - позвал он.
     Пленник вдруг заговорил. Он говорил быстро, ударяя себя  ладонями  по
груди, на лице его были ужас и отчаяние,  и  это  странно  не  вязалось  с
резкими, и даже как будто  насмешливыми  интонациями  его  голоса.  В  зал
спустился Вадим и  остановился  позади  пленника,  прислушиваясь.  Пленник
замолчал и закрыл лицо руками.
     - Посмотри-ка, Вадим, - сказал Антон, - протягивая листок.
     - О! - сказал Вадим. - Письмо! Это же просто прелесть!  Вдвое  меньше
работы!
     Он взял пленника за рукав и  повел  в  рубку,  на  ходу  рассматривая
листок. Пленник покорно плелся за ним. Саул внимательно изучал чертеж.
     - Я не специалист, - сказал он, - но по-моему, это точное изображение
внутренности того танка. Помните, в котловане?
     Он перебросил чертеж Антону. Чертеж был сделан синей  краской,  очень
аккуратно, но на бумаге было много следов грязных пальцев.  Это  был  план
кабины-шумовки - по-видимому, очень точный план. Некоторые отверстия  были
отмечены грубо  намалеванными  крестиками,  некоторые  просто  зачеркнуты.
Антон зевнул и потер глаза. Ну вот,  вяло  подумал  он.  Отличные  чертежи
делают рабовладельцы.
     - Слушайте, капитан, - сказал Саул. - Идите спать.  Все  равно,  пока
ваш лингвист не кончит, никому вы здесь не нужны.
     - Вы думаете?
     - Уверен.
     Голос Вадима из рубки потребовал:
     - Кофе и банку варенья.
     - Сейчас, - крикнул Саул. - Идите, идите, Антон, - сказал он.
     - Никуда я не пойду, - сказал Антон. - Я - здесь.
     Он закрыл глаза и перестал сопротивляться. Он спал неспокойно,  часто
просыпаясь и открывая глаза. Он видел, как на цыпочках проходил Саул  -  в
одной руке у него была пустая банка, в другой кофейник.  В  следующий  раз
Саул прошел в рубку с заставленным подносом,  и  в  кают-кампании  запахло
томатом. Потом Саул очутился за столом. Он задумчиво сосал пустую трубку и
внимательно разглядывал Антона.  Сверху  из  рубки  доносились  монотонные
голоса. "Су-у... Му-у... Бу-у..." - говорил Вадим,  и  механический  голос
повторял: "Су-у... Му-у... Бу-у...  Работать  -  ка-ро-су-у...  Рабочий  -
ка-ро-бу... Стать рабочим - ка-ро-му-у..." Сон наплывал и  уплывал  снова.
Голос Вадима непонятно вещал: "Блистающий...  великий  и  могучий  утес...
идай-хикари...   тика-удо...",   и  визгливый  голос  пленника   повторял:
"Тико-о...  удо-о..."  Вадим кричал:  "Саул! Кофе!".  "Третий кофейник!" -
недовольно бормотал Саул.
     Потом Антон проснулся и почувствовал,  что  больше  не  хочет  спать.
Саула в зале не было. Изрядно осипший голос Вадима старательно выговаривал
наверху: "Соринака-бу... торунака-бу...  сапонури-су...".  Пленник  что-то
басовито ворковал в ответ. Антон взглянул на  часы.  Было  три  часа  утра
местного времени. Ай да структуральнейший, - подумал  Антон  с  уважением.
Его вдруг охватило нетерпение. Надо было кончать.
     - Димка! - крикнул он. - Как дела?
     - Проснулся?  -  сипло  отозвался  Вадим.  -  Мы  тебя  ждем.  Сейчас
спускаемся.
     Из каюты высунулась голова Саула.
     - Уже? - осведомился он. Из приоткрытой двери валил дым.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.