Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

делается, или мы летим на Землю, и пусть сюда пришлют людей порешительнее.
А нам надо решать поскорее, пока против нас только копья...
     Мешкаем, подумал Вадим. Все время мешкаем. А в хижинах умирают.
     - Тошка, - сказал он. - Давай догоним  упряжку.  Там  только  один  с
копьем, там будет проще. Отберем у него копье и пригласим на "Корабль".
     - Ухмыляются, жабы, - проговорил Саул, глядя через спектролит.
     Он выразительно погрозил кулаком толстяку  на  крыльце.  Тот  тряхнул
щеками и не менее выразительно помахал мечом.
     - Видали? - сказал Саул с веселым бешенством. -  Как  мы  друг  друга
понимаем, а?
     - Попробую еще раз,  -  сказал  Антон  и  распахнул  фонарь.  Толстяк
вскрикнул. Один из копейщиков широко развернулся,  сдвигая  рукав  шубы  к
плечу, и с натугой метнул тяжелое  копье.  Железный  наконечник  с  визгом
полоснул по спектролиту. Саул даже присел.
     - Ну, семь-восемь... - сказал он непонятно, но чрезвычайно энергично.
Антон успел поймать его за руку. Глаза у Антона были как черные щелки.
     - Понятно, - сказал он зловеще, и задохнулся. Вадим, разворачивайся!
     Вадим повернул глайдер.
     - За упряжкой! - приказал Антон и откинулся на спинку кресла. - Здесь
мы ничего не узнаем. - Проворчал он. - Какая-то непроходимая тупость.
     - Дать разок в воздух, - пренебрежительно сказал Саул, -  и  бери  их
голыми руками.
     Антон молчал. Глайдер пронесся по пустынной улице и  через  несколько
минут вылетел в поле.
     - Я скажу вам только одно, - проговорил вдруг Антон. - Всем нам потом
будет очень стыдно.
     - А что делать? - спросил Вадим. - Люди-то умирают!
     - Если бы я знал, что делать, - сказал Антон. - Комиссии и не снились
такие обстоятельства.
     "Какой комиссии?" - хотел спросить Вадим, но тут Саул произнес:
     - Да перестаньте вы стесняться. Раз вы хотите делать добро, пусть оно
будет активно. Добро должно быть активнее, чем зло, иначе все остановится.
     - Добро, добро, - проворчал Антон. -  Кому  хочется  быть  услужливым
дураком?
     - Это уж точно, - сказал Саул. - Зато у вас совесть будет спокойна.
     Они нагнали упряжку километрах в пяти  от  поселка.  Люди  бежали  по
целине, спотыкаясь и увязая в снегу, а человек  в  шубе,  нахохлившийся  в
санях, то и дело лениво тыкал копьем отстающих.
     - Я снижаюсь, - сказал Вадим.
     - Сядь перед упряжкой, - приказал Антон, - и поговори  с  ним.  Саул,
дайте сюда скорчер. И сидите в машине. Это не гад, а человек.
     - Ладно, - сказал Саул. - Вот вам скорчер. А если он возьмет и Вадима
копьем? Вместо разговоров...
     Вадим сказал:
     - Копье я у него отберу. Постромки надо будет  перерезать,  а  еду  и
одежду раздать этим беднягам.
     - Правильно, - сказал Антон.
     Глайдер  рухнул  в  снег  прямо   перед   упряжкой,   и   люди-лошади
остановились как  вкопанные.  Вадим  выскочил  наружу.  Люди  в  мешковине
стояли, закрыв лица руками. Они тяжело, со всхлипом дышали. Пробегая  мимо
них, Вадим весело крикнул:
     - Все, друзья! Сейчас пойдете домой!
     Он направился к саням, на ходу примериваясь, как лучше отбить  копье.
Человек в шубе стоял на коленях и с изумлением и страхом смотрел на  него.
Копье он держал наперевес.
     - Пойдемте, - предложил Вадим и схватился за древко.
     Человек в шубе сейчас же выпустил копье и выхватил откуда-то меч.  Он
был уже на ногах.
     - Ну-ну, не надо, - сказал Вадим, отбрасывая копье.
     Человек в шубе вдруг заорал, протяжно и жалобно. Вадим  взял  его  за

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.