Случайный афоризм
Книга - друг одинокого, а библиотека - убежище бездомного. (Стефан Витвицкий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ни на улице, ни в темных боковых переулках не было видно ни души.
     - Измотались, - сказал Вадим. - Спят. Придется  будить.  -  Он  снова
остановил глайдер. - Вы здесь подождите, а я схожу посмотрю.
     - Ну хорошо, пойдем, - сказал Антон.
     - Незачем ходить вдвоем, - возразил Вадим, выскакивая на дорогу. -  Я
только посмотрю, и сейчас же вернусь.  Если  здесь  ничего  не  получится,
пойдем дальше.
     Антон сказал:
     - Саул, посидите здесь. Мы сейчас вернемся.
     - Не поднимайте шума, - предупредил Саул.
     Вадим нерешительно  остановился  перед  узкой  загаженной  тропинкой,
ведущей к двери ближайшей лачуги. Страшно  и  гадко  было  идти  туда.  Он
оглянулся. Антон уже стоял рядом.
     - Ну, что ты? - сказал он. - Вперед.
     Вадим решительно шагнул на тропинку, поскользнулся, и чуть  не  упал.
Его затошнило, и он зашагал, подняв  голову,  чтобы  не  видеть  тропинки.
Дверь с  визгливым  скрипом  открылась  ему  навстречу,  и  из  нее  выпал
совершенно голый, длинный, как палка, человек. Он повалился на обледенелый
сугроб и мертво стукнулся о стену хижины. Вадим нагнулся над ним. Это  был
мертвец, уже давно закоченевший. Сколько же их  я  увидел  за  сегодняшний
день, - подумал Вадим. В хижине кашляли, и вдруг высокий  скрипучий  голос
затянул песню. Это было похоже на вой. Голос выводил одни только тоскливые
рулады без слов. А может быть, это был просто плач.
     Вадим снова оглянулся. На дороге чернела округлая глыба глайдера,  из
нее неподвижно торчал черный силуэт Саула. Жутко блестел под  яркой  луной
снег на пустынной улице. И протяжно плакал и жаловался  высокий  голос  за
дверью. Антон тихонько толкнул Вадима в бок.
     - Что, страшно? - спросил он вполголоса.  Лицо  у  него  было  белое,
словно замерзшее.
     Вадим не ответил. Он распахнул  дверь  и  включил  фонарик.  Скверный
душный воздух ударил ему в нос и он задохнулся. Круг света упал  на  сырой
земляной пол, покрытый бледной вытоптанной травой.  Вадим  увидел  десятки
скорченных тел, прижавшихся друг к другу,  сплетение  тощих  голых  ног  с
огромными ступнями, высохшие лица, искаженные  резкими  тенями,  раскрытые
черные рты - люди спали прямо на земле и  друг  на  друге.  Казалось,  они
лежали штабелями в несколько рядов, и они дрожали во сне.  А  вой  тянулся
без передышки, не прекращаясь, и Вадим не сразу  заметил  певца,  а  потом
поймал его в круг света. Человек, обхватив острые колени, сидел на  спинах
спящих. Он глядел на свет фонарика остекленевшими глазами и пел, вытягивая
растрескавшиеся губы.
     - Товарищ, - сказал  Вадим.  -  Послушай  меня.  Погоди  петь.  Скажи
что-нибудь.
     Человек не шевелился. Казалось, он не видит света и не слышит голоса.
     - Товарищ, - повторил Вадим. - Послушай.
     Певец вдруг закончил песню  сиплым  выкриком,  повалился  навзничь  и
замер. Он сразу же смешался со спящими, и Вадим уже не смог бы найти  его.
Он судорожно глотнул, сделал шаг вперед и похлопал кого-то по голой  ноге.
Нога была ледяная, мертвая. Вадим дотронулся до другой ноги.  И  эта  нога
тоже была ледяная, мертвая. Тогда он повернулся и,  пошатнувшись,  налетел
на что-то широкое, теплое.
     - Тихо, - сказал голос Антона.
     Вадим мотнул головой, приходя в себя. Он совсем забыл про Антона.
     - Не могу, - пробормотал он. - Это безнадежно.
     Антон взял его за локоть и повел к выходу. Морозный воздух  показался
Вадиму чистым и сладким.
     -  Не  могу,  -  повторил  он.  -  Здесь  не  найти  живых.  Они  все
окоченевшие. Мертвые. - Он отстранился от  Антона  и  осторожно  пошел  по
тропинке к дороге. Саул по-прежнему неподвижно торчал из  глайдера.  Вадим
заметил, что фонарик еще горит, выключил его, сунул в  карман  и  полез  в
глайдер. Саул молча смотрел на него. Подошел Антон, облокотился на борт  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.