Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мне не до шуток, - сказал Саул. - Я удивляюсь, почему вы не  хотите
попытаться понять, что здесь происходит. Почему вы все время твердите одно
и то же: "нуждаются в помощи, нуждаются в помощи"?
     - А как по-вашему? Не нуждаются?
     Саул вскочил, стукнулся головой  о  фонарь  и  снова  сел.  Несколько
секунд он молчал.
     - Я снова обращаю ваше  внимание,  -  сказал  он  наконец,  -  на  то
чрезвычайно важное обстоятельство, что там, в котловане, вовсе не все люди
нуждались в одежде и  прочем.  Что  там,  в  котловане,  мы  видели  людей
здоровых, сытых, вооруженных. И для этих людей положение не представляется
таким уж безнадежным, как  для  вас.  Вы  хотите  помочь  страждущим.  Это
великолепно. Возлюби, так сказать, дальнего. Но не  кажется  ли  вам,  что
этим самым вы вступите в конфликт с некоторым установленным порядком? - Он
замолчал, пристально глядя на Антона.
     - Не кажется, - сказал Вадим. - Я не хочу думать о людях хуже, чем  о
самом себе. У меня нет никаких оснований считать себя  лучше  других.  Да,
там в котловане есть неравенство. И  меховые  шубы  выглядят  дико.  Но  я
совершенно уверен, что всему этому есть вполне человеческое объяснение.  И
помощь Землян никогда не будет вредной. - Он перевел дух. - А что касается
пик и мечей, то ведь кто-то должен охранять потерпевших?  Надеюсь,  вы  не
забыли приятных птичек на равнине?
     Антон задумчиво покивал. Как это было на "Цветке", подумал он. Мы две
недели сидели на половинном кислородном пайке и ничего не ели и  не  пили.
Инженеры чинили синтезаторы, и мы отдали им все, что у нас было. И  вид  у
нас в конце второй недели был, наверное, не лучше, чем у этих людей...
     Саул нагнул голову и с тоской хрустнул пальцами.
     - Плоскость, плоскость, - бормотал он. - Все в одной  плоскости,  как
всегда. Как тысячи лет назад.
     Ребята молча ждали.
     - Вы славные люди, - тихо сказал Саул. - Но сейчас я не знаю, плакать
или радоваться, глядя  на  вас.  Вы  не  замечаете  того,  что  совершенно
очевидно для меня. И я не могу вас  винить  за  это.  Но  послушайте  одну
маленькую притчу. В незапамятные времена какие-то  пришельцы  -  возможно,
это были ваши Странники - забыли на Земле такой автоматический прибор.  Он
состоял из двух частей: из робота-автомата и  из  прибора  для  управления
этим роботом на расстоянии. Причем управлять роботом можно было при помощи
мысли. Эти вещи  провалялись  в  Аравии  несколько  тысячелетий.  А  потом
аппарат для управления нашел арабский мальчик по  имени  Аладдин.  Историю
Аладдина вы, наверное, знаете. Мальчишка принял аппарат за лампу.  Он  тер
ее, и со страшным грохотом прибегал неведомо откуда черный и, может  быть,
даже огнедышащий робот. Он  улавливал  несложные  мысли,  в  которые  были
оформлены несложные желания  Аладдина,  и  он  разрушал  города  и  строил
дворцы. Вы представляете себе - нищий,  грязный,  невежественный  арабский
мальчишка. Его мир - это мир ифритов и волшебников, и  робот  для  него  -
это, конечно, джинн, раб аппарата, похожего на лампу. Если  бы  кто-нибудь
попытался втолковать ему, что джинн -  дело  рук  человеческих,  мальчишка
сражался бы до последнего издыхания, отстаивая свой мир, стремясь остаться
в плоскости своих представлений.  И  вы  поступаете  так  же.  Отстаиваете
целостность своего мировоззрения, стремитесь отстоять достоинство  разума.
И никак не хотите понять, что здесь мы имеем дело не с катастрофой,  не  с
каким-то стихийным или техническим бедствием, а  с  определенным  порядком
вещей. С системой, молодые люди.  И  это  так  естественно.  Всего  два  с
половиной века назад  половина  человечества  была  уверена,  что  черного
кобеля не отмоешь добела, и что человек как зверем был, так так  зверем  и
останется, и было достаточно оснований думать именно так.  -  Он  хрустнул
зубами. - Не хочу, чтобы вы вмешивались в это дело. Вас здесь  убьют.  Вам
нужно вернуться на Землю и забыть обо всем этом. - Он посмотрел на Антона.
- А я останусь здесь.
     - Зачем? - спросил Антон.
     - Мне нужно, - медленно сказал Саул. - Я  сделал  одну  глупость.  За

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.