Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Антон попробовал просунуть в одно из  отверстий  указательный  палец.
Палец не влезал. Тогда Антон сунул мизинец. Он ощутил короткий болезненный
укол, и в то же мгновение в двигателе что-то с рычанием провернулось.
     - Ну вот, и все ясно, - сказал Антон, рассматривая мизинец.
     - Что ясно?
     - Мы не сможем управлять этой машиной... И они тоже не смогут.
     - А кто сможет?
     - Боюсь утверждать  наверняка,  но,  по-видимому,  это  из  хозяйства
Странников. Видите?.. Это машины не для гуманоидов.
     - Что вы говорите? - пробормотал Саул.
     Некоторое время они молча стояли перед кабиной,  пытаясь  представить
себе существо, которое чувствовало себя в этой шумовке так же удобно,  как
они сами в водительских креслах перед пультами и экранами.
     -  Я  почему-то  так  и  думал,  -  объявил  Саул.  -   Слишком   это
парадоксально - джутовые мешки и нуль-транспортировка...
     - Вадим, - позвал Антон.
     - Что? - мрачно донеслось сверху. Вадим стоял на танке.
     - Слышал?
     - Слышал. Тем хуже для них... - Вадим тяжело спрыгнул в снег. -  Пора
возвращаться, - сказал он. - Темнеет.
     Они взвалили на плечи мешки и стали подниматься на вал.
     Какая  каша,  думал   Антон.   Машины,   оставленные   негуманоидами.
Гуманоиды, потерявшие человеческий облик, отчаянно старающиеся разобраться
в  этих  машинах.  Ведь  они,  несомненно,  пытаются  в  них  разобраться.
Наверное, для них это единственное спасение... И у них, конечно, ничего не
выходит... И еще какие-то странные люди в шубах...
     - Саул, - сказал он. - Что такое пики?
     - Копья, - сказал Саул кряхтя.
     - Копья...
     - Длинный деревянный шест, - раздраженно сказал Саул. -  На  конце  -
острый железный наконечник, часто зазубренный. Используется для протыкания
насквозь ближнего своего. - Саул помолчал, тяжело дыша. - Может быть,  вам
заодно объяснить, что такое меч?
     - Знаем мы, что такое меч, - сказал Вадим, не  оборачиваясь.  Он  лез
первым.
     - Так вот, у каждого из этих бандитов в шубах висел за спиной меч,  -
сказал Саул. - Слушайте, молодые люди, давайте передохнем...
     Они уселись на мешки.
     - Вы много курите, - сказал Антон. - Это очень вредно.
     - Курить - здоровью вредить, - отозвался Саул.
     Стало совсем темно. Котлован  внизу  наполнился  сумеречными  тенями.
Небо очистилось от туч, появились звезды. Слева таяло  зеленоватое  сияние
заката. У Антона замерзли уши, и он с содроганием  подумал  о  несчастных,
бредущих сейчас босиком по скрипучему снегу.  А  куда  они  бредут?  Может
быть, здесь поблизости есть какое-нибудь убежище? А ведь еще только  вчера
мы с Димкой сидели на крыльце, было тепло, изумительным запахом  несло  из
сада, кричали цикады, и дядя Саша звал нас  из  своего  коттеджа  отведать
самодельного морса... Почему это Саул настроен против людей в мехах?
     Саул со вздохом поднялся и сказал:
     - Пошли.
     Они ввалились в глайдер, задвинули  фонарь,  и  Вадим  сейчас  же  на
полную мощность включил отопление. Антон расстегнул куртку, вытащил теплый
скорчер и бросил его на сиденье рядом  с  Саулом.  Саул  сердито  дышал  в
пригоршню. На мохнатых бровях его таял иней.
     - Итак, Вадим, - сказал он, - что вы надумали?
     Вадим сел в водительское кресло.
     - Думать будем потом, - заявил он. - Сейчас  надо  действовать.  Люди
нуждаются в помощи и...
     - Почему вы, собственно, решили, что люди нуждаются в помощи?
     - Вы, надеюсь, не шутите? - спросил Вадим.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.