Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

начинается, подумал он и сказал:
     - Останови.
     - Зачем? - возразил Вадим. - Ты что, не видишь - там люди!
     - Останови, говорят тебе!
     - Ну вот, - недовольно сказал Вадим, но повиновался.
     Сейчас он повернется и посмотрит  на  меня  с  неодобрением,  подумал
Антон. До чего же мне трудно...
     Ему было трудно. Шанс  столкнуться  с  неизвестной  цивилизацией  был
чрезвычайно мал, но реален, и каждый звездолетчик знал инструкцию Комиссии
по  контактам,  запрещавшую  самостоятельные   контакты   с   неизвестными
цивилизациями. Теперь глупо отступать, думал он. Надо было покинуть  Саулу
сразу же, едва мы увидели трупы. Надо было... Только  никто  бы  этого  не
сделал. И все же существует инструкция. И составлена она как раз на  такой
вот  случай  -  когда  у  тебя  в  экипаже  один  так  и  горит  от  жажды
деятельности,  а  другой  вообще  непонятно  чего  хочет.  А  самого  тебя
раздирают противоречия. Ведь  почти  наверняка  где-то  поблизости  тысячи
людей терпят бедствие. Во-он  те  самые  человечки,  которые  бессмысленно
бродят по гребню... И Димка смотрит с неодобрением...  И  Саул  смотрит  с
совершенно неуместным  любопытством.  Историк  со  скорчером.  Кстати,  не
забыть о скорчере...  И инструкция,  очень толковая и простая  инструкция:
"...никаких  самодеятельных  контактов  с  аборигенами..."  Очень  просто:
вышел, осмотрелся, заметил признаки  живой  цивилизации  и...  "необходимо
немедленно  покинуть  планету,  тщательно  уничтожив  все   следы   своего
пребывания". А у меня там огромная яма из-под глайдера, а рядом с  ямой  -
пять трупов...
     - Ну, в чем дело? - спросил Вадим. - Приступ меланхолии?
     Разумеется, структуральные лингвисты и историки понятия не  имеют  об
инструкции. Объяснить им - наверняка воспримут как личное оскорбление: "Мы
не дети! Сами знаем, что хорошо, а что плохо!"
     Тут Антон обнаружил, что глайдер медленно  ползет  по  направлению  к
валу. И он решился.
     - Поднимайся на гребень, - сказал он, - сядь там подальше от людей. И
вот что, товарищи. Я вас очень  прошу.  Не  устраивайте  вы  там  братства
цивилизаций.
     - Мы не дети, - с достоинством сказал Вадим, увеличивая скорость.
     Глайдер  рывком  взлетел  на  гребень  вала.  Вадим  откинул  фонарь,
высунулся  и  изумленно  свистнул.  Внизу  за  валом  открылся  гигантский
котлован, и там было полно людей и машин. Но Антон не смотрел вниз.
     Он с ужасом и  жалостью  смотрел  на  сгорбленного  синего  от  стужи
человека в рваном джутовом мешке, который медленно, с  трудом  переставляя
ноги, шел прямо на глайдер. Лицо его казалось пестрым  от  коросты,  голые
руки и ноги были покрыты цыпками, слипшиеся грязные волосы торчали во  все
стороны. Человек скользнул по глайдеру  равнодушным  взглядом  и,  обогнув
его, пошел дальше по гребню. Оступаясь, он жалобно и привычно  постанывал.
Это же не человек, подумал Антон, это же только похоже на человека...
     - Господи боже мой! - хрипло воскликнул Саул. - Что же там делается!
     Тогда Антон посмотрел вниз. На дне котлована на грязном  растоптанном
снегу среди десятков разнообразных машин копошились, сидели и даже лежали,
бродили и перебегали люди, босые люди в длинных серых рубахах.  Вокруг  на
границе цельного снега люди стояли  неровными  изломанными  шеренгами.  Их
было много - сотни, а может быть, и тысячи. Они стояли понуро, глядя  себе
под ноги. Кое-где в шеренгах были видны лежащие, и на них никто не обращал
внимания.
     Машин в котловане было несколько десятков. Некоторые из них  зарылись
в землю, другие были скрыты под снегом, но Антон  сразу  увидел,  что  это
были такие же машины, как и те, что двигались по  шоссе.  Несколько  машин
судорожно дергались,  разбрызгивая  комья  грязи  и  снега,  безо  всякого
порядка и видимой цели.
     Антон вдруг сообразил, что в  котловане  неестественно  тихо.  Тысячи
людей  находились  там,  а  слышно  было  только   приглушенное   ворчание

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.