Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тысячехвостую звезду, центр которой медленно плавал перед его глазами.  Он
включил поисковые локаторы.
     - Что это за экраны? - спросил позади Саул.
     Вадим объяснил:
     - Во-первых, я ничего не вижу, а во-вторых, их могло засыпать снегом.
     - Спасибо, - сказал Саул. - Я понял.
     Глайдер выскочил из  метели.  Он  мчался  над  заснеженной  холмистой
равниной. Вадим медленно наращивал скорость, и двигатель густо свистел,  и
бешено неслись под днищем округлые вершины холмов.  Небо  было  совершенно
белое, невысоко над горизонтом справа светилось слепящее пятно -  ЕН_7031,
а на севере отчетливо проступили очертания скалистых гор.  Слепящее  пятно
медленно смещалось вправо и назад: глайдер шел по десятикилометровой  дуге
вокруг "Корабля". И впереди, и справа, и слева были только  холмы,  холмы,
холмы. Антон вдруг сказал:
     - Глядите, стадо!
     Вадим затормозил и развернулся. Глайдер повис неподвижно.  В  ложбине
между холмами быстро двигалась кучка каких-то животных. Это были некрупные
четвероногие, похожие  на  безрогих  оленей,  и  они,  выбиваясь  из  сил,
прыгали, проваливаясь в снег, закидывая назад длинные  черноносые  головы.
Тонкие ноги их застревали в сугробах, и они падали, барахтались,  поднимая
тучи снежной пыли, и снова  вскакивали,  и  снова  бежали,  изгибаясь  при
каждом прыжке. За ними  оставалась  борозда  взрытого  снега.  А  по  этой
борозде, низко пригнув длинные вытянутые шеи, мчались на голых  голенастых
ногах громадные, похожие на страусов птицы. Только клювы у этих птиц  были
не как у страусов - мощные, горбатые, с загнутым вниз страшным острием.
     Вадим  спикировал  и  пошел  вдоль  ложбины.  Стадо   пробежало   под
глайдером,  даже  не  заметив  его,  а  птицы  -  их  было  три  -   разом
остановились, присели на согнутых ногах и, задрав головы, страшно разинули
клювы. Какая охота, мельком подумал Вадим, какая могла бы быть  охота!  Он
снова поднял глайдер и перевел его в джамп-режим. Совсем близко,  едва  не
царапнув  по  спектролиту  фонаря,  щелкнули  чудовищные  клювы,  и  сразу
исчезли. Теперь  глайдер  мчался  двухкилометровыми  прыжками,  взлетая  к
низкому небу, и каждый раз равнина  словно  распахивалась  внизу,  и  было
видно,  что  на  десятки  километров  вокруг  тянется  бескрайняя  снежная
пустыня.
     - Плохо дело, - пробормотал Саул.
     - Почему?
     - Птицы...
     Ну и цивилизация, подумал Вадим. Не могли  организовать  поиск.  Дали
мальчишкам уйти голыми, безоружными. Здесь, наверное, и шагу нельзя пройти
без оружия. А ведь смелые, наверное, были ребятишки...
     Глайдер замкнул десятикилометровый виток, и начал второй, в  двадцать
километров. И сейчас же Антон сказал:
     - Вот они откуда, наверное... Тридцать градусов вправо по курсу!
     На краю равнины  под  серо-синей  массой  хребта  виднелись  какие-то
смутные, правильной формы, темные пятна.
     - Похоже на большой населенный пункт, -  сказал  Саул.  -  Здесь  нет
бинокля?
     Спектролит фонаря рассеивал дымку, и Вадим, пригнувшись  к  окулярам,
различил очертания зданий, зубчатых стен и куполов.
     - Город, - сказал он. - Что будем делать?
     - Город? - спросил Саул. - Любопытно. И сколько до него?
     - Километров пятнадцать.
     - Так. Значит, до "Корабля"  от  города  километров  тридцать...  При
известной выдержке это можно пройти даже босиком.
     Вадима передернуло.
     - В жизни не стал бы пробовать, - пробормотал он.
     Глайдер, чуть подрагивая под порывами ветра, висел  в  двух  десятках
метров над землей. До чего же здесь все нелепо устроено, думал Вадим.  Где
поисковые партии? Где вертолеты и глайдеры с добровольцами? Люди  замерзли

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.