Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Саул! Мендельсон - это лучший  из  старых.  Я  надеюсь,  вы  любите
Мендельсона. Правда, его плохо слушать в "Корабле". Вы меня понимаете?
     - Пожалуй... Я слушаю Мендельсона в своем уютном кабинете...
     Разговорились, наконец, подумал Антон. Он взглянул на часы. "Корабль"
входил в стартовую зону над  северным  полюсом.  На  экране  в  фиолетовой
глубине возникли темные точки звездолетов, ожидающих старта. Антон крикнул
в дверь:
     - Простите, что прерываю.  Скоро  старт.  Димка,  покажи  Саулу,  как
пользоваться безынерционной камерой.
     Антон послал на контрольную станцию запрос о  программе  предстоящего
перелета, и через тридцать минут, в течении  которых  "Корабль"  плавал  в
стратосфере вместе с двумя десятками других больших и  малых  звездолетов,
получил программу на переход, семь вариантов программы  обратного  пути  и
разрешение на  выход  в  подпространство.  Тогда  он  попросил  пассажиров
укрыться в  камерах,  вошел  в  камеру  сам,  произвел  перекличку  и  дал
"Кораблю" команду на старт.
     Как  всегда,  Антона  сильно  затошнило.  Через   все   тело   прошла
раскаленная волна, лицо и спина покрылись холодным потом. Антон осоловелым
взглядом следил за тем, как красная  стрелка  прыгает  по  шкале,  отмечая
стремительно   меняющуюся   кривизну   пространства.   Двести   риманов...
четыреста...  восемьсот...   тысяча   шестьсот   риманов   на   секунду...
Пространство вокруг "Корабля" скручивалось все туже. Антон знал,  как  это
выглядело со стороны. Четкий черный  конус  "Корабля"  становится  зыбким,
медленно тает, и вдруг исчезает совсем,  а  на  его  месте  вспыхивает  на
солнце огромное облако твердого воздуха.  Температура  на  сто  километров
вокруг  резко  падает  на  пять-десять  градусов...  Три  тысячи  риманов.
Огненная  стрелка  остановилась.  Эпсилон-деритринитация   закончилась   и
"Корабль" перешел в состояние  подпространства.  С  точки  зрения  земного
наблюдателя он  был  сейчас  "размазан"  на  протяжении  всех  полутораста
парсеков от Солнца до ЕН 7031. Теперь предстоял обратный переход.
     При выходе из подпространства всегда существует  опасность  оказаться
слишком близко к какой-нибудь тяготеющей массе, а может быть, даже внутри.
Правда, опасность эта является чисто теоретической. Вероятность ее гораздо
меньше, чем вероятность попасть точно в печную трубу Эрмитажа, вывалившись
над Ленинградом из стратоплана. Во всяком случае, ни то ни другое  событие
не было зарегистрировано  за  всю  историю  человечества.  Корабль  Антона
благополучно  выскочил  в  нормальное  пространство  на  расстоянии   двух
астрономических единиц от желтого карлика ЕН_7031.
     Антон отдышался, вытер пот со лба и вышел из камеры. В рубке все было
в порядке. Он прошел вдоль пульта, скользнул взглядом по обзорному экрану,
потом выключил автоматику перехода. На пульте  перед  экраном  по-прежнему
лежал букетик гвоздик. "Жалко", - пробормотал  он.  Он  коснулся  букетика
пальцем и цветы рассыпались в зеленоватую пыль. "Бедняги, - подумал Антон.
- Не выдержали. Да и кто выдержит?" Он вспомнил о пассажирах и спустился в
кают-кампанию.
     Зал кают-кампании был круглый, сюда выходили двери всех восьми кают и
люк в нижний этаж, где были  кладовая,  кухня-синтезатор,  душ  и  прочее.
Антон оглядел стол, кресла, поправил крышку мусоропровода и  направился  в
каюту Вадима. Там он отодвинул заслонку камеры и Вадим вывалился на  него.
Он был белый и мокрый, как мышь.
     - Плохо? - участливо спросил Антон.
     Вадим грудным голосом пропел:

                   Воет ветер дальних странствий,
                   Раздается жуткий свист -
                   Это вышел в Подпространство
                   Структуральнейший лингвист.

     Впрочем, он сейчас же откинул диван и сел.
     - Вот почему я не стал звездолетчиком, - сказал он немного  хрипло  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.