Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Кеннет БАЛМЕР

                            КЛЮЧ К АЙРУНИУМУ




                                    1

     Всю свою жизнь он смутно отдавал себе отчет в том,  что  вещи  вокруг
него исчезают без всякой причины. На его крещении, как ему рассказывали  с
дружеским хохотом, вода исчезла  из  купели.  "Высохла  в  жаркую  погоду,
старик!" - таково было официальное объяснение, но все равно это было очень
странно.
     В школе его учителя-оставшиеся в его памяти безликим стадом - никогда
не могли понять,  почему  книги,  линейки,  карандаши  и  другие  несхожие
предметы,  принадлежащие  Престину,  должны  были  быть   в   ограниченном
количестве,  или  почему  школьные  кабинеты,  в  которых  он   занимался,
испытывали недостаток  в  наглядных  пособиях.  Но  так  как  он  проводил
половину своего времени в Соединенных Штатах, а  другую-в  Англии,  то  он
получал  образование  более  на  практическом  опыте,  чем  по  устойчивой
академической системе.
     Направляясь на ожидающий его в Лондонском аэропорту  самолет,  будучи
уже взрослым человеком, имеющим работу, он знал, что это  его  никогда  не
волновало. Он не беспокоился. Он всегда знал, что он собирался делать:  он
собирался стать летчиком, как его отец.
     Над Престином, естественно, безжалостно насмехались из-за его  имени:
Роберт  Инфэми  Престин  [infamy  -  бесчестный].  Все,  что  можно   было
произвести из этого, доставалось ему.  Инициалы  на  его  дорожных  сумках
(написанные внутри) были R.I.P. [rip - распутник]. Любой авиатор превратил
бы это в интригу, но это его тоже не беспокоило. Любая его мысль  обретала
крылья, уносила его прочь в открытую голубизну, проносилась  с  ним  через
эфирные небесные королевства. Он никогда особо  не  беспокоился  о  чем-то
другом. Он никогда, к примеру, не интересовался девушками.
     Поэтому, когда он увидел темноволосую  девушку  в  короткой  юбке,  с
длинными ногами, столь  неосмотрительно  поднимающуюся  на  борт  самолета
вместе с другими пассажирами, он - безусловно, единственный  мужчина  там,
поступивший таким образом - больше заинтересовался Трайдентом с его тонким
и мощным, элегантным хвостовым опереньем.
     Неизбежно и без сознания потери  времени  Престин  перепроверил  свой
ручной багаж, как только уселся. Опять-таки, без проявления удивления  или
его отсутствия он обнаружил, что все осталось при нем: портативная пишущая
машинка, портфель, магнитофон, журналы. Он, возможно, потерял один или два
листка, но это не имело большого значения. Он с сильным  интересом  ожидал
предстоящую  выставку  в  Риме.  Италия  всегда  согревала  его-физически,
ментально и, если он сдержанно принимал ее, то и духовно.
     Как авиационный журналист,  он  нашел  себе  нишу  в  летающем  мире,
который в ином случае из-за его не отвечающего требованиям зрения  был  бы
навеки закрыт перед ним. Он никогда не забудет того всеобъемлющего  ужаса,
охватившего его после первого отказа. Королевским Военно-Воздушным  Силам,
как  ему  вежливо,  но  твердо  объяснили,  требовались  молодые  люди   с
безупречным зрением.
     Все остальные тесты он прошел с легкостью.
     Он нацепил на нос свои очки без оправы и вытряхнул бумаги,  отыскивая
"Флаинг  Ревью".  Он  решил  держаться  настороже.  Как  раз   сейчас   он
использовал журнал как прикрытие для  реакции  его  тела  на  заработавший
внизу реактивный двигатель.
     Кто-то сел рядом  с  ним,  и,  не  поднимая  глаз,  он  автоматически
подвинулся, хотя это было совершенно не  нужно  в  сверх-роскошном  салоне

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.