Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1600 году родился(-лась) Педро Кальдерон

В 1860 году родился(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он щелкнул пальцами - на столе возник японский видеомагнитофон.
     Игоряша притопнул ногой - на колени Герарду Экудянову, фотолюбителю и
профессиональному прагматику, упала суперфотокамера "Минолта  Максимум"  с
двумя микропроцессорами.
     Игоряша издал  губами  чмокающий  звук  -  перед  Славиком  Дорожным,
инженером по профессии и писателем-самоучкой  по  склонности,  образовался
роскошный конволют в кожаном переплете, вобравший все  малые  и  стыдливые
публикации Славы в многотиражной печати.
     Игоряша подмигнул Паладину Гриммову, и страдающий астмой  Ладик,  наш
король эвфуизмов, ощутил в кармане странную тяжесть  -  то  был  флакон  с
новейшим   западногерманским   антиастматическим   средством   "Супранас",
мгновенно снимающим любой, самый мучительный приступ.
     И пошло-поехало. Гак Чуков, гонитель  литературной  скверны,  получил
полное собрание  сочинений  Рея  Брэдбери  издательства  "Тimeskape"  -  в
твердом  переплете  и  с  дарственной  надписью  автора.  Пете  Кровскому,
чемпиону оксюморона и отцу-одиночке с двумя мальчишками-сорванцами,  манна
небесная явилась в виде полного комплекта гэдээровской игрушечной железной
дороги - двадцать  шесть  увесистых  коробок,  перевязанных  разноцветными
вискозными  ленточками.  Никиту  Котляренко,  поэта-гилозоиста,  едва   не
пришибла  грянувшая  сверху  электронная  пишущая  машинка  "Оливетти"   с
лепестковой шрифтовой головкой (машинка была в  антиударной  пенопластовой
упаковке, и поэтому не разбилась). Шушуне  Майскому,  пророку  кармической
словесности,  достались   три   подлинные   тибетские   тантры   II   века
(исчезновение их в одном  лхасском  монастыре  едва  не  вызвало  жестокое
кровопролитие). Боря Бруденко - хотя и демократ художественной  формы,  но
все же пожарник - обрел сверкающий микровзрывной огнетушитель (перенос его
из пятого из вероятностного 2О18 года в наше время вызвал  две  затухающие
разнонаправленные темпоральные волны, интерференция которых на рубеже XX и
XXI столетий грозила разжалованием брандмайора  Бруденко  с  лишением  его
парадной робы и именного  топора).  Далее:  Рубениду  Нерголину,  канонику
строчной   развертки,   -   ордер   на   новую   трехкомнатную   квартиру.
Кондотьеруинтерпретатору Володьке Набакову - дека "Накамичи"  с  сенсорным
управлением, двумя генераторами и автоматической подстройкой головки  плюс
вертушка "Дюаль", колонки "Джи-Би-Эль" и  усилитель  "Маранц"  с  октавным
эквалайзером.
     Наконец  Булат  Аникаев,  камикадзе  стихосложения  и   приват-доцент
унциального письма, вовсе впал в состояние ступора. В тот вечер он не смог
прийти на наше сборище - сидел у  себя  дома  и  самозабвенно  вырезал  из
вершкового куска саппанового дерева  фигурку  великого  логофета  Византии
Федора   Метохита.   Аникаев   только   сегодня   закончил   чтение    его
астрономических  сочинений  и,  прочитав,  восхитился  и  вдохновился   на
миниатюру. Легко можно представить кататоническое удивление Булата,  когда
посреди его комнаты - ни с того ни с сего  -  материализовался  раритетный
"Форд-Т" с включенными фарами.
     Словом, каждый из нашей братии получил  нечто  вожделенное.  Что  тут
началось! О девушке Оле, испарившейся с подоконника, мы и  думать  забыли.
Мы кричали, прыгали, бесновались, хохотали,  и  даже  невозмутимый  обычно
хозяин квартиры Толя Каштаркин, эссеист-престидижитатор, стоял на голове.
     Вот чудеса так чудеса! Вот это иллюзион! Колонки "Джи-Би-Эль" истошно
орали, "Минолта" ходила по рукам, и все, счастливые, снимались на  память,
и все палили из микровзрывного огнетушителя по  зажженной  газовой  плите,
гася пламя, и кое-кто умолял брэдберианца Чукова разбить двенадцать  томов
сочинений великого Рея Дугласа на  всех,  и  добрая  душа  Гак,  экуменист
интеллигенции, уже почти соглашался, и...
     И в этот момент прозвучал раздраженный голос Игоряши.
     - Тих-х-хо!! - крикнул он.
     Видимо,  Игоряша  понял,  что  переборщил.  Или  корыстно  пожалел  о
содеянном. Или испугался последствий.
     - Тих-х-хо!! - повторил он. - В-вечер ф-хв-фок-к-ксов окончен!
     Игоряша представил, как в сию минуту на наш ор и гам  явятся  соседи,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.