Случайный афоризм
Чтобы написать произведение нужно уметь читать и слушать. Анна Василиогло
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этого бездаря и новая книга?
     - Упасть и не встать! - возопил космический моралист Боря Бурденко. -
Его что - за предыдущие опусы мало били?
     - .....! - взревел Шушуня Майский, контаминатор строфики.
     - Шушуня! - укоризненно сказал Гак Чуков, деспот разговорной речи.  -
Зачем так-то выступать? Кричи - не кричи, а книга выходит, и ничего тут не
поделаешь. Нужно о другом думать. По-моему, в том, что ни у одного из  нас
нет книги, - наша собственная вина.
     Тут уж все закричали разом. Какая, мол, такая вина? Печататься  негде
- раз. Рукописи отдают на поругание невежественным литконсультантам - два.
Издательские планы по фантастике сокращают - три. И вообще...
     Кавалер морфемы Булат Аникаев неистовствовал.
     - О чем ты говоришь, Гак? Вот Шушуня почти двадцать  лет  печатается,
его Союз писателей давным-давно к сборнику рекомендовал, а  где  он,  этот
сборник? У Бориса  -  двенадцать  повестей  опубликовано,  общий  объем  -
тридцать  пять  печатных  листов,  а  заявка  на  книгу  четыре   года   в
издательстве лежит без движения. Петя Кровский  положительными  рецензиями
может комнату оклеить - и что с того? Факт есть  факт:  фантастику  у  нас
печатают вопиюще плохо...
     - А Ф-писатели? - ехидно  спросил  из  угла  шериф  сарказма  Паладин
Гриммов.
     - Да какие они писатели?! - Герард Экудянов, виртуоз аллегории,  даже
поперхнулся. - Я о  настоящей  фантастике  говорю.  А  эти...  Борзописцы!
Серость! Не печатаются, а тиражируются!
     С Ф-писателями у нас были старые счеты. Эта братия тоже  писала,  так
сказать, фантастику. Их герои  торжественно  и  чудно  бороздили  просторы
Вселенной, с ходу покоряли дальние миры, посрамляли плохих  инопланетян  и
братались с хорошими пришельцами, в светлом будущем у них не было  никаких
проблем, и само будущее вырастало откуда ни  возьмись  в  чистом  поле  на
пустом месте, без всякой исторической связи с современностью, а если герои
попадали в прошлое, то лишь затем, чтобы в два счета наладить там все  как
надо. По поводу того, КАК надо и НАДО ли вообще,  у  них,  у  Ф-писателей,
сомнений не возникало.
     Героям  напрочь  отказано  в  психологии,  зато  авторы  наделяли  их
античным телосложением, сизифовым упорством и силой  и  знанием  физики  в
объеме  учебника  для  7-го  класса  средней  школы  издания  1963   года.
Люди-схемы действовали в одномерном мире, сталкивались  с  высосанными  из
пальца  трудностями,  решали  надуманные  проблемы,  но  зато  решали   их
неизменно с блеском, являя чудеса  самоуверенности  и  бескомпромиссности.
Справедливости ради скажем, что герои иногда  трагически  погибали,  но  в
таких случаях смерть диктовалась либо  благополучием  всего  человечества,
либо  необходимостью  платы  за  добытое  знание   <платы,   обусловленной
нарушением правил  техники  безопасности>,  либо  черной  неблагодарностью
некой злодейской планеты, которая никак  не  хотела  выкинуть  белый  флаг
перед первопроходцами, несущими знамя великого антропоцентризма.
     Словом, это  была  неистовая  профанация  литературы,  перечеркивание
всего важного и интересного, что было сделано в отечественной  фантастике,
однако почему-то именно таким опусам редакторы часто  и  споспешествовали,
полагая огрехи и вопиющие  несуразности  издержками  жанра;  невежество  -
смелостью  мысли  и  принимая  нахальство  за  оптимизм,  а  нагромождение
бессмыслиц - за полет фантазии.
     Мир будущего у Ф-писателей всегда  изображался  экологически  чистым,
набитым техникой и в то же время  совершенно  неурбанизированным,  ядерная
энергия в нем била через край, причем  безо  всякой  радиации,  счастливое
человечество в едином порыве расширяло свои границы за пределы наблюдаемой
Вселенной, дети  вырастали  пай-мальчиками  и  фей-девочками,  а  взрослые
любили друг друга платонической  любовью  и  в  свободное  от  космических
полетов время занимались  искусством.  И  все  это  почему-то  именовалось
Грядущим.
     Мы называли этих ура-фантастов Ф-писателями по очень простой причине.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.