Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кубических километров гидросферы. У Игоряши  даже  дух  захватило:  "Почти
полторы тысячи волшебных палочек - вот уж развернусь!"
     Следующим ходом он заказал себе безупречное  здоровье.  И...  тут  же
мешком рухнул на пол - словно невидимый великан прихлопнул его, как муху.
     Игоряшу бросило в жар, потом  в  холод,  невыносимая  боль  разорвала
внутренности, пульс зашкалил, из носа хлынула кровь, отнялись ноги,  потом
руки, агония выгнула тело колесом, в голове взорвалась сверхновая. Игоряше
казалось, что по нему промчался товарный состав, потом пронеслась танковая
дивизия, потом не спеша прогрохотала вереница дорожных  катков.  Он  хотел
было  заорать:  "За  что?!"  -  но   последним   сгустком   воли   отогнал
катастрофический вопрос - _т_р_е_т_и_й_ вопрос для  данного  биомодуля,  -
который, конечно же, закрыл бы перед ним дорогу в  будущее.  Вместо  этого
Игоряша, захлебываясь густой ядовито-горькой  желчью,  пробулькал:  "Новый
биомодуль!.."
     Он очнулся в невообразимой позе на полу. Над ним клубился,  истаивая,
смрад.  Игоряша  прислушался  к  себе  -  ничего  не  болело.   в   мышцах
переливалась чистая энергия. Голова была ясной и свежей; организм  работал
как кварцевые часы. Переполняло ощущение счастья и вечности.
     - Что это было? - спросил он, пораженный. "Функциональная перестройка
организма, - ответил  биомодуль  огненным  текстом.  -  Пурификация  ауры.
Наладка иммунной системы. Канцеродиализ. Бактериальный и вирусный дренаж".
     -  Ясно,  -  сказал  Игоряша.  Целый  час  он  плескался  в   ванной,
наслаждаясь  жизненными  токами  в  клетках  тела.  Вышел  насвистывая,  и
переоделся  в  чистое.  Подошел  к  братине,  играя  мускулами,  подмигнул
биомодулю и раздельно произнес:
     - Бес-смер-ти-е.
     Игоряша ожидал, что новый удар свалит его  с  ног,  опять  набросится
жуткая сила и примется терзать. Но ничего такого не случилось. Перестройка
генетической программы и запуск нейронной реабилитации проходят совершенно
неощутимо.
     В девять утра Игоряша с помощью очередного биомодуля  обеспечил  себя
нестарением. Он посчитал, что 35 лет  -  оптимальный  возраст  для  вечной
жизни. Дальновидный человек, - и ведь известно, что миф  об  Эндемионе  не
был ему знаком.
     Да, великая вещь - бессмертие! Оно настраивает  мысли  на  совершенно
иной  лад.  Малое  делает  великим,  великое  -   малым,   совершенное   -
примитивным, затягивает память дымкой.


     А между тем бедная женщина ужасно растерялась, очутившись  на  берегу
изумрудного океана под сенью фиолетовых  деревьев  с  плоскими  зонтичными
кронами. Много часов она шла по рыжему песчаному пляжу,  надеясь  отыскать
людей, жилье или хоть какие-нибудь приметы цивилизации.  В  воздухе  пахло
клопами и уксусом.
     Наконец на изгибе берега она  увидела  фигуру  человека  и  бросилась
бегом  навстречу.  А  приблизившись,  пронзительно  завопила  и  столь  же
стремительно, не помня себя, помчалась прочь. Человек был впряжен в  некое
подобие телеги на санях. У него был  совершенно  лысый  шишковатый  череп,
двупалые клешневидные кисти рук, прозрачный  живот,  в  котором  виднелись
омерзительные сине-бурые кишки, и три глаза. Единственное, что  напоминало
здесь о Земле, - это третий глаз  на  лбу  у  чудовища.  Он  горел  чистым
зеленым светом, как огонек Анютиного такси.



                         Е_Д_И_Н_О_Б_О_Р_С_Т_В_О
                                Глава "Е",
           выношенная асом пунктуационного анализа П.Гриммовым.

     Блиц-критик Герард  Экудянов  пользовался  в  нашей  компании  славой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.