Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Роберт АРТУР

                              Милое семейство

  Фарриштонов можно было бы считать весьма милым семейством, если, конечно,
не принимать во внимание их некоторые дурные привычки, например, привычку
убивать. Возможно, даже несправедливо называть убийство их привычкой. В
конце концов они совершили его лишь дважды.
  Однако они были на пути к тому, чтобы превратить это в привычку. Вот и
теперь они планировали исправить цифру "два" на "три". Но выглядели они
отнюдь не зловеще и не походили на заговорщиков, шепчущих друг другу на
ухо. Они обсуждали это свободно, открыто, расположившись в скромной
гостиной летнего дома.
  Мэрион Фарриштон пила чай с лимоном. Берт Фарринтгон, ее дядя, также пил
чай, правда, разбавленный ямайским ромом. Дик, ее младший брат, пил виски с
содовой, и его напиток лишь цветом походил на чай.
  - У малышки через две недели день
рождения. И это призывает нас к дей-
ствиям,- заявяла Мэрион.
  Дик, тридцатидвухлетний, хорошо сложенный мужчина, привыкший к легкой
жизни и свободной трате денег, смотрел в окно. Через открытое пространство
перед домом можно было увидеть начинающийся лес и так, на опушке, Джинни
Уэллс. На расстоянии она казалась почти ребенком - недаром Мэрнон так ее
назвала, хотя Джинни было почти двадцать один год - двадцать один год,
возраст, которого в соответствии с последними установками семейства
Фаррингтонов она не должна была достигнуть. Сейчас Джинни что-то искала на
земле и свои находки собирала в корзинку.
  - А она милашка,- заметил Дик.- И я думаю, что она обожает меня.- Он
поправил галстук.- Если бы мы могли отложить ненадолго наше дело...
  - Ха!- Берт Фарриштон погрозил Дику пальцем,- Ты не должен становиться
сентиментальным. Будущее семьи поставлено на карту.
  - Берт прав.
  Мэрион, немного склонная к полноте сорокадвухлетняя женщина, сидела прямо
и изящно, и ее вполне можно было назвать привлекательной, если не обращать
внимания на конфигурацию подбородка и решительность, которая вспыхивала в
ее бледно-голубых глазах.
  - В двадцать первый день рождения Джинни мы должны ей передать все
имущество согласно воле Эдис. Мы могли бы добиться отсрочки на несколько
недель, но в конце концов ее адвокат заставит нас сделать это. Об исходе не
мне вам говорить.
  Дик опорожнял свой стакан нервными глотками и думал о деньгах Элис,
которые она оставила ему и которых теперь не было вместе с той половиной,
что она завещала Джинни.
  - Я мог бы отправиться с ней в залив покататься на яхте и опрокинуться.
  Берт нахмурился.
  - Не думаю,- сказал он - Элис уже утонула.
  - И Гарри тоже, когда мы с ним перевернулись пятнадцать лет назад,-
сказана Мэрион.- Три утопленника- это слишком много, чтобы выглядеть
случайностью.
  Гарри был первый и единственный муж Мэрион. Мэрион вышла за него замуж,
когда финансы семьи были на исходе, и богатый муж испытал лишь семь недель
семейного счастья.
  Элис, единственная жена Дика, утонула всего лишь за два года до этого,
купаясь на пустынном пляже в Акапулько, в Мексике.
  Элис причиталась половина находившегося в опеке двухсоттысячиого
состояния, оставленного отцом ей и ее сестре Джинни.
  "Судороги", - сказали мексиканские авторитеты, когда ее тело в конце
концов прибило к берегу. Однако это могла быть и вдруг наступившая вялость,
вызванная снотворным, примешанным к черному кофе, который она любила пить
перед плаванием. Кто знает?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.