Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                                      Не сдаешься?
                                                      Подыхай, ...с тобою!
                                                      Будет нам милее рай,
                                                      Взятый с бою.
                                                            Демьян Бедный.

     Однажды пришлось видеть, как играли в волейбол  советские  олимпийцы.
Зрелище выдающееся: огромные парни,  мощная  гибкая  мускулатура,  рубящие
удары и невероятное умение обнаружить слабину -  только  противники  (тоже
свирепые) ослабили на долю секунды защиту кусочка площадки,  и  именно  на
этот  кусочек  обрушивается  удар  всесокрушающей  силы,  который   нельзя
отразить. Да наши не просто били, а с обманом: бьют вроде в одну  сторону,
попадают - в другую. У противников тоже обманных трюков было отработано во
множестве,  но  наших  не  обманешь.  Реакция  советских  олимпийцев  была
сверхчеловеческой. Я бы не сказал, что волчья реакция или  тигриная,  нет,
это было нечто за гранью возможного.
     И особенно отличался в этом деле Юрий Чесноков. То, что он  делал  на
площадке, было непонятно. Противник в страшной силе замаха сгибается,  как
стальная пружина, и уж видно,  что  ударит  в  правый  дальний  угол;  вся
советская команда бросается в правый дальний угол, и только один  Чесноков
бросается... в левый ближний. Через долю секунды следует  удар,  и  именно
туда, куда уже прыгнул Чесноков. Все происходило одновременно, но я  никак
не мог отделаться от ощущения, что сначала  Чесноков  прыгает  туда,  куда
надо, а уж потом противник именно  туда  удар  и  наносит.  Выходило,  что
Чесноков предугадывал самые коварные удары и потому их отбивал.
     После матча спросил  у  поклонников  Чеснокова,  правда  ли,  что  он
наперед знает, куда будет нанесен удар? Правда - отвечают. А  как  он  это
может знать? Интуиция - отвечали одни. Гениален - отвечали другие.  Читает
мысли противников - отвечали третьи.
     Было ясно,  что  Чесноков  наделен  необычайной  физической  силой  и
выносливостью, было видно, что способен концентрировать  волю  в  короткий
момент отражения удара и немедленно расслаблять ее, сохраняя  тем  силы  и
способность в следующий момент вновь вложить всю мощь в  удар  потрясающей
точности. Но был еще и какой-то секрет.
     После завершения спортивной карьеры олимпийский чемпион Юрий Чесноков
свой секрет раскрыл: он действительно читал мысли противников. Все  вокруг
были неграмотными, читать на лицах не  умели,  а  он  умел.  Соперник  мог
выписывай, любые трюки, но в самое последнее мгновение  перед  ударом  его
нос поворачивался точно  туда,  куда  будет  нанесен  удар.  Чесноков  это
подметил, а потом и установил, что в правиле исключений нет.
     И вот  по  носу  он  читал  замыслы  своих  американских,  китайских,
японских и других соперников. И за долю секунды до удара  бросался  именно
туда, куда надо. И побеждал всех...
     Любой фокус  прост.  Когда  секрет  известен.  Секрет  Чеснокова  мне
почему-то напомнил историю летчика Голованова...
     В феврале 1941 год а летчик гражданской авиации  Александр  Голованов
был призван в  Красную  Армию,  получил  свое  первое  воинское  звание  -
подполковник и первую должность -  командир  212-годальнебомбардировочного
полка специального назначения - Спецназ. Советская  дальнебомбардировочная
авиация (ДВА) в то время имела в своем составе:
     - пять авиационных корпусов, в каждом по две дивизии; - три отдельные
авиационные дивизии, которые в состав корпусов не входили;
     - один отдельный авиационный полк, который  не  входил  ни  в  состав
дивизий, ни в состав корпусов.
     Вот именно этот полк Голованов  и  возглавил  в  феврале  1941  года.
Впрочем, полка не  было,  его  предстояло  сформировать.  С  этой  задачей
Голованов  справился:  самолеты  ему  дали,  дали  летчиков,  инженеров  и
техников, дали аэродром в районе Смоленска. Голованов сформировал  полк  и
стал его первым командиром. Над  собой  полковник  Голованов  не  имел  ни

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.