Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Читаешь постановление, и вместо мастера дяди  Васи  в  железных  очках,  в
промасленном халате, с чекушкой в левом кармане представляешь надсмотрщика
с кнутом на строительстве египетской пирамиды или с бамбуковой палкой - на
строительстве Великой стены.
     26  июня  1940  года  прогремел  над  страной  указ  "О  переходе  на
восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и  о  запрещении
самовольного  ухода  рабочих  и  служащих  с  предприятий  и  учреждений".
Нравится тебе мастер с бамбуковой палкой, не нравится, а уйти с завода  не
моги. На какой работе застал указ, на  той  и  оставайся.  Рассчитаться  с
заводом и уйти нельзя. Рабочие приписаны к заводу, как гребцы  на  галерах
прикованы  цепями  к  веслам,  как  советские  крестьяне  к  колхозу,  как
летчики-недоучки к самолетам. Стоило ли Государя Николая Александровича  с
Наследником к стенке ставить, чтобы оказаться приписанным к заводу  вместе
со станками и  поточными  линиями?  Можно  долго  рассказывать  об  ужасах
самодержавия, но такого при Николае не бывало.
     Указ от 2 июня 1940 года уже в своем названии противоречил не  только
общепринятым в мире правилам, но и самой сталинской Конституции 1936 года,
причем,  сразу  по  многим  пунктам.  Сталинская  Конституция,   например,
гарантировала семичасовой рабочий день.
     И в тот же день - постановление СНК  "О  повышении  ном  выработки  и
снижении расценок".
     10  июля  1940  года  еще  указ:  "Об   ответственности   за   выпуск
недоброкачественной продукции и за  несоблюдение  обязательных  стандартов
промышленными  предприятиями".  Если  мастер  с   бамбуковой   палкой   не
справляется, товарищи из НКВД помогут. Кстати, указ и против мастера: если
он не следит за качеством выпускаемой продукции надлежащим образом,  то  в
первую очередь он сам загремит в места охраняемые.
     А  указы  идут  чередой.  10  августа  1940   года:   "Об   уголовной
ответственности за мелкие кражи  на  производстве"  -  лагерные  сроки  за
отвертку, за унесенную в кармане гайку.
     19 октября 1940 года еще  указ:  "О  порядке  обязательного  перевода
инженеров, техников, мастеров,  служащих  и  квалифицированных  рабочих  с
одних предприятий и учреждений в другие". Самому с одной работы на  другую
переходить нельзя, но растут снарядные,  пушечные,  танковые,  авиационные
заводы, их комплектуют рабочей силой в плановом централизованном  порядке:
ты, ты, ты и вот эти десять,  собирайте  чемоданы,  завтра  поедете,  куда
прикажут... Это уже троцкизм. Троцкий  мечтал  о  том,  чтобы  каждый  был
"солдатом труда, который не может собой  свободно  располагать,  если  дан
наряд перебросить его, он должен его выполнить; если он не выполнит  -  он
будет дезертиром, которого карают". (Речь на IX съезде партии).
     Каждый  указ  1940  года  щедро  сыпал  сроки,  особенно  доставалось
прогульщикам. По указу от 26 июня за прогул сажали, а  прогулом  считалось
опоздание на работу свыше 20 минут. Сломался трамвай, опоздание на работу,
опоздавших - в лагеря: там опаздывать не дадут.
     Я много раз слышал дискуссии коммунистических профессоров: а  не  был
ли Сталин параноиком? Вот, мол,  и  доказательства  его  душевной  болезни
налицо: коммунистов в тюрьмы сажал и  палачей  (например,  Тухачевского  с
Якиром) расстреливал...
     Нет, товарищи коммунисты, не был Сталин параноиком.  Великие  посадки
были нужны для того, чтобы вслед за ними ввести указы 1940  года,  и  чтоб
никто не пикнул. Указы этого года - это  окончательный  перевод  экономики
страны на режим военного времени. Это мобилизация.
     Трудовое законодательство 1940 года было  столь  совершенным,  что  в
ходе войны не пришлось его ни корректировать, ни дополнять.
     А рабочий день полнел и ширился: девятичасовой незаметно  превратился
в десятичасовой, потом - в одиннадцатичасовой.  И  разрешили  сверхурочные
работы: хочешь подработать -  оставайся  вечером.  Правительство  печатает
деньги, раздает их  любителям  сверхурочных  работ,  а  потом  эти  деньга
оборонными займами обратно выкачивает из населения. И денег  народу  снова
не хватает. Тогда правительство идет народу навстречу: можно работать  без

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.