Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вкалывать больше, чем раньше, а то  вернутся  капиталисты  и  снова  будут
эксплуатировать трудящиеся массы.
     Чтобы хорошую власть защитить, коммунисты ввели драконовские  порядки
на заводах: каждый рабочий -  солдат  трудовой  армии,  умри,  но  выполни
невыполнимую норму, а то капиталисты вернутся...
     "Верно ли,  -  вопрошал  Лев  Троцкий  на  III  Всероссийском  съезде
профсоюзов  в  апреле  1920  года,  -  что  принудительный   труд   всегда
продуктивен?  Мой  ответ:  это  наиболее  жалкий  и  наиболее   вульгарный
предрассудок либерализма". И начал Троцкий формировать  рабочие  армии  по
самым  зверским  рекомендациям,  которые  Маркс   изложил   в   "Манифесте
Коммунистической партии". Маркс верил в рабский труд  (прочитаем  еще  раз
"Манифест"), и Троцкий верил.
     Рабский  труд  давал  результаты,  пока  страна  была  в  войне.   Но
Гражданская война кончилась, и в мирных  условиях  рабский  труд  оказался
непроизводительным. Страну поразил  небывалой  силы  кризис,  и  закрылись
заводы, и не стало работы. Коммунисты боролись с безработицей, сокращением
рабочего  дня  и  рабочей  недели,  превратив  всех  в  полубезработных  с
соответствующей получкой. Вместо семидневной недели  ввели  пятидневную  -
четыре дня работаем, пятый отдыхаем. И получилось в году не 52  недели,  а
73 с соответствующим количеством выходных.
     А еще ввели праздников целую охапку, наподобие Дня Парижской коммуны.
При желании праздников можно много придумать. И рабочий день стал коротким
на удивление всему миру. Это  объявлялось  завоеваниями  рабочего  класса,
завоеваниями Октября.
     А потом  рабочий  день  начал  понемногу  растягиваться.  Закрутилась
страна, завертелась. Загремели, заскрежетали  пятилетки.  В  небо  стройки
взметнулись: Днепрогэс, Магнитка, Комсомольск. Правда, получка, точнее  ее
покупательная   способность,   так   и   замерли   на    уровне    пособия
полубезработного. Народ работал все больше, но жизненный уровень никак  не
рос, хотя товарищ Сталин и объявил, что жить  стало  лучше  и  жить  стало
веселее.   Все,   народом   созданное,   уходило   в    бездонную    бочку
военно-промышленного комплекса и поглощалось Красной Армией.
     Возвели,  к  примеру,  Днепрогэс,  рядом  -   алюминиевый   комбинат.
Американский исследователь Антони Сюттон, собравший  материал  о  передаче
западных технологий Сталину, приводит  сведения  о  том,  что  Запорожский
алюминиевый комбинат был самым мощным и самым  современным  в  мире  (А.С.
Sutton. National Suicide: Military aid  to  the  Soviet  Union.  Arlington
house. N.Y. p. 174). Электричество Днепрогэса - на производство  крылатого
металла - алюминия,  алюминий  -  на  авиационные  заводы,  а  авиационные
заводы, известно, какую продукцию выпускают.
     И с Магниткой та же картина: возводим домны,  мартены,  варим  сталь,
производим больше всех в мире танков, но жизненный уровень от этого  никак
повыситься не может.
     Или Комсомольск. Заполярные комсомольцы в тайге героическими усилиями
возводят чудесный город. Зачем? Да затем, что тут  бесплатным  трудом  при
поставке всего необходимого из Америки возводится самый мощный авиационный
завод мира.
     А маховик набирает обороты. И работать надо было все больше и больше.
Вот уже пятидневную рабочую неделю превратили в  шестидневную,  и  рабочий
день вывели на уровень мировых  стандартов,  и  чуть  выше.  И  количество
праздников урезали: надо, конечно, праздновать день смерти  Ленина,  но  в
свободное от работы время.
     А потом наступил 1939 год, за ним - 1940-й. И как-то неприлично стало
вспоминать о "завоеваниях Октября", об обещаниях коммунистической  партии,
о ее лозунгах.
     В 1939 году в колхозах ввели обязательные нормы выработки:  колхоз  -
дело добровольное, но норму не выполнишь - посадим.
     27 мая 1940 года грянуло постановление СНК "О повышении роли  мастера
на заводах тяжелого машиностроения". Мягко говоря, суровое  постановление.
Мастер на заводе наделялся правами никакие меньшими, чем ротный  старшина.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.