Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

перехватить ТБ-7,  но  в  этих  случаях  даже  не  смогли  обнаружить  его
присутствие в своем воздушном пространстве.
     Полковник (в те времена - капитан) Э. Пусссп, много раз водивший ТБ-7
над Германией (не только с  драгоценным  телом  Молотова,  ной  с  другими
грузами),  рассказывал:  "Зенитка  достает  такую   высоту   не   очень-то
прицельно, можно сказать, почти на  излете.  Истребитель  там  тоже  вроде
сонной мухи. Кто мне  чего  сделает?".  (М.Галлай.  Третье  измерение.  М.
Советский писатель, 1973, с. 330)
     Итак,  задолго  до  войны  в  Советском   Союзе   создан   НЕУЯЗВИМЫЙ
бомбардировщик и подготовлен приказ о выпуске тысячи ТБ-7  к  ноябрю  1940
года Что оставалось сделать?
     Оставалось под приказом написать семь букв: И. СТАЛИН
     Когда первые ТБ-7 летали на недосягаемых высотах, конструкторы других
авиационных держав мира уперлись в невидимый барьер высоты: в  разреженном
воздухе от нехватки кислорода двигатели  теряли  мощность.  Они  буквально
задыхались -  как  альпинисты  на  вершине  Эвереста.  Существовал  вполне
перспективный путь повышения мощности двигателей:  использовать  выхлопные
газы  для  вращения   турбокомпрессора,   который   подает   в   двигатель
дополнительный  воздух.  Просто  в  теории  -  сложно  на   практике.   На
экспериментальных, на рекордных самолетах получалось. На серийных - нет.
     Детали турбокомпрессора работают в раскаленной струе  ядовитого  газа
при температуре свыше 1000 градусов, окружающий воздух - это минус  60,  а
потом - возвращение на теплую землю. Неравномерный нагрев, резкий  перепад
давления  и  температуры  корежили  детали,  и  скрежет   турбокомпрессора
заглушал рев двигателя; защитные  лаки  и  краски  выгорали  в  первом  же
полете, на земле влага оседала на остывающие детали, и коррозия  разъедала
механизмы насквозь. Особо  доставалось  подшипникам:  они  плавились,  как
восковые свечи. Хорошо на рекордном самолете: из десяти попыток  один  раз
не поломается турбокомпрессор - вот тебе и рекорд. А как быть с  серийными
самолетами?
     Искали все, а  нашел  Владимир  Петляков  -  создатель  ТБ-7.  Секрет
Петлякова хранился как чрезвычайна государственная тайна. А  решение  было
гениально простым. ТБ-7 имел четыре винта и внешне казался четырехмоторным
самолетом. Но внутри корпуса, позади кабины  экипажа,  Петляков  установил
дополнительный пятый двигатель, который  винтов  не  вращал.  На  малых  и
средних  высотах  работают  четыре  основных  двигателя,  на   больших   -
включается пятый, он приводит в действие систему  централизованной  подачи
дополнительного воздуха. Этим воздухом пятый двигатель питал себя самого и
четыре основных двигателя. Вот почему ТБ-7 мог забираться туда, где  никто
его не мог достать: летай над Европой,  бомби,  кого  хочешь,  и  за  свою
безопасность не беспокойся.
     Имея тысячу неуязвимых ТБ-7, любое вторжение можно предотвратить. Для
этого надо просто пригласить военные делегации определенных государств и в
их присутствии где-то в заволжской степи высыпать со звенящих  высот  ПЯТЬ
ТЫСЯЧ ТОНН БОМБ. И объяснить: к вам это отношения не имеет, это мы готовим
сюрприз для столицы того государства,  которое  решится  на  нас  напасть.
Точность?  Никакой  точности.  Откуда  ей  взяться?   Высыпаем   бомбы   с
головокружительных высот.  Но  отсутствие  точности  восполним  повторными
налетами. Каждый день по  пять  тысяч  тонн  на  столицу  агрессора,  пока
желаемого результата не достигнем, а потом и  другим  городам  достанется.
Пока противник до Москвы дойдет, знаете,  что  с  его  городами  будет?  В
воздухе ТБ-7 почти неуязвимы, на земле противник их не достанет: наши базы
далеко от границ и прикрыты, а стратегической авиации  у  наших  вероятных
противников нет... А теперь, господа, выпьем за вечный мир...
     Так могли бы говорить сталинские дипломаты, если  бы  Советский  Союз
имел тысячу ТБ-7. Но Сталин от тысячи ТБ-7 отказался...  Можно  ли  понять
мотивы Сталина? Можно,
     Если перевести тысячу ТБ-7 на язык шахмат,  то  это  ситуация,  когда
можно объявить шах неприятельскому королю  еще  до  начала  игры,  а  если
партнер решится начать игру, - ему можно объявить мат после первого хода.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.