Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

через советскую казарму, он окончил летную школу в 1931 году. В 1940  году
генерал-лейтенанту авиации Рычагову 29 лет от роду. В его ушах,  наверное,
и крик старшины еще не утих.  И  вот  он  предлагает  Сталину  выпускникам
летных и  технических  училищ  офицерских  званий  не  присваивать,  после
выпуска  присвоить  им  сержантские  звания  и  оставить  на   казарменном
положении.
     Тот, кто в образцовой казарме не жил, оценить глубину этого  зверства
не может. Курсант советский доходит до выпуска только потому, что в  конце
тоннеля - свет. Курсант советский идет к выпуску, как ишак  за  морковкой,
которая для приманки перед носом  на  веревочке  вывешивается.  Правда,  в
конце пути ему ту морковку скармливают. Но окончить офицерское  училище  и
той морковки в конце пути не получить...
     Тем курсантам, которых принимали  в  училища  в  1940  году,  не  так
обидно: их учили по коротким  программам  и  ничего  с  самого  начала  не
обещали. Но в 1940 году многие тысячи курсантов завершали  летные  училища
еще по старым полным трехгодичным программам. И вот прямо перед  выпуском,
который   снился   каждому   курсанту   каждую    ночь,    они    получают
сталинско-рычаговский сюрприз: офицерских званий не будет. В пору кричать:
"Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!". Шел энтузиаст  в  офицерское  училище,
отдал Родине юность в обмен на лейтенантские кубари, а ему усатый дядя  по
выпуску объявляет: не будет кубарей!
     В мемуарах  советских  летчиков  эту  ситуацию  мы  часто  встречаем:
"Прибыло  молодое  пополнение.  Это  были  пилоты,  окончившие  нормальные
военные авиационные училища с трехгодичным сроком обучения, но  получившие
при выпуске воинские звания  "сержант".  (Генерал-лейтенант  авиации  Л.В.
Жолудев. Стальная эскадрилья. С. 41).
     А  генерал-майор  авиации  В.А.  Кузнецов  был  среди  тех,  кого  из
офицерского училища выпустили сержантом. В начале войны он попал  в  полк,
который формировали в тылу, и встретились летчики, которых ранее выпустили
лейтенантами, и те, которых выпустили чуть позже сержантами.  "В  огромной
казарме неуютно. В два яруса стоят железные солдатские койки... В  казарме
очень тесно... Сержанты с восхищением и нескрываемой завистью  поглядывают
на вишневые кубики и красивую, хорошо сшитую форму..."
     А потом построение. Появляются командир  полка  Николаев  и  комиссар
Шведов.
     "Полковник сделал несколько шагов, остановился, с какимто  изумлением
посмотрел на строй, потом на Шведова и, показывая в  нашу  сторону  рукой,
спросил: "Кто это?"
     Шведов что-то ответил. Николаев молча повернулся и зашагал  к  штабу.
За ним направился и комиссар. "Птенцы!" - донеслось до нас уже  издали..."
Возвращается комиссар;
     " - Командир полка недоволен равнением в строю и внешним видом. Худые
какие-то...". (Серебряные крылья. С. 3-6).
     Летчики явно не соколы. Недокормленные петушки из инкубатора.
     Если называть веши своими именами,  то  в  отношении  десятков  тысяч
молодых пилотов Сталин с Рычаговым
     применили прием мелких шулеров: объяснили  начинающим  правила  игры,
долго играли, а потом в конце игры объявили, что правила изменились...
     Но оставим вопросы морали. Вопрос  юридический:  на  каком  основании
держать пилотов-сержантов в Красной Армии? Выпускники 1940  -  1941  годов
пришли добровольно в авиационные училища и школы  в  1937  -  1938  годах,
когда всеобщей воинской обязанности не  было.  До  сентября  1939  года  в
армию, авиацию и на флот призывали лишь некоторых. Срок службы  в  авиации
был 2 года. В 1937-1938 голах молодые  парни  добровольно  выбрали  вместо
двух необязательных лет солдатчины 3 каторжных курсантских года.
     1 сентября 1939 года была введена  всеобщая  воинская  обязанность  и
сроки службы увеличены: в авиации стали служить по три года  вместо  двух.
Курсантские годы засчитываются как действительная воинская служба -  дайте
им офицерские звания и держите в авиации до самой пенсии или отпустите  по
домам: по три года казармы они отбыли. Больше по закону  не  положено.  Не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.