Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

буфетчице, которая нам подливает, и старикашке, который в углу пристроился
с пивной кружкой. Хочется старому в нашу компанию втесаться и ученое слово
сказать, но нам в такой ситуации  с  гражданским  населением  не  положено
общаться,  чтобы   тайны   военные   не   разгласить.   Намерения   нашего
командования.
     Сидел старикан в углу, сидел, весь извертелся: уж так ему  хочется  с
нами поговорить... Не выгорело ему. А уж когда мы уходили, он вроде  между
прочим, вроде сам себе, но так, чтобы все слышали:
     - Точно, как в сорок первом году...
     Такого мы никак не ожидали и  понять  не  могли.  А  сказано  было  с
вызовом, так, что надо было ответить.
     - Ты это, старый, о чем?
     - О скрипе. В июне сорок первого Красная Армия в  этих  местах  точно
так же новенькими кожаными сапогами скрипела. Вот с того самого момента  я
и потерял покой.
     После "освободительного похода" в Чехословакию служить мне  выпало  в
тех же местах, в Карпатах. И  выпало  исходить,  истоптать,  исколесить  и
Прикарпатье, и Закарпатье. И при случае -  к  старикам,  к  старожилам,  к
живым  свидетелям:  как,  мол,  дело   было?   И   подтвердилось   многими
свидетельствами: в 1941 году перед германским нападением Красную  Армию  в
приграничных районах переобули в кожаные сапоги. И не только  на  Украине,
но и в Молдавии, но и в Белоруссии, но и в Литве, но и в Карелии. А  кроме
того, в 1941 году завезли в приграничные районы кожаных сапог на  миллионы
солдат, которых в последний момент планировали перебросить  из  внутренних
районов страны.
     Под прикрытием Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года миллионы солдат из
внутренних районов двинулись к границам, а  кожаные  сапоги  для  них  уже
сгружали - на железнодорожных станциях вблизи границ.
     На станции Жмеринка, например, в начале июня 1941 года кожаные сапоги
выгружали из вагонов и укладывали в штабеля у железной дороги под открытым
небом. "Велика ли куча? - спрашивал. -  А  до  самого  неба",  -  отвечала
старая крестьянка. "Как пирамида Хеопса", - отвечал  школьный  учитель.  В
Славуте куча сапог  никак  на  пирамиду  Хеопса  не  тянула,  просто  была
большой, как  половина  пирамиды  Хеопса.  В  Залешиках  в  мае  41-го  на
разгрузку кожаных сапог согнали чуть не все трудоспособное население  -  в
порядке приучения к бесплатному коммунистическому труду. Горы сапог помнят
в Ковеле, Барановичах, Гродно...
     Начинал разговор издалека: что, мол,  на  станциях  разгружали  перед
войной? "Танки, - отвечают, - пушки, солдат разгружали, ящики зеленые и...
сапоги". Не скажу, чтобы очень уж на сапоги  напирали:  если  человек  всю
жизнь возле станции прожил, то могу видеть все, что угодно  на  путях,  на
платформах, на разгрузочных площадках. Всего не упомнишь. Но все  же  было
что-то  особенное,  мистическое  в  самом  факте  разгрузки   сапог,   что
заставляло людей обратить внимание и запомнить на всю жизнь.
     Запомнили люди те сапоги, в основном, по  трем  причинам.  Во-первых,
сапог было много. Необычно много. Во-вторых, их укладывали прямо на грунт.
Иногда, подстелив брезент, а  иногда  и  без  брезента.  Это  было  как-то
необычно. В-третьих, все это добро досталось  немцам.  А  это  именно  тот
момент, который запоминается.
     Никто из местных жителей не знал и не мог знать, зачем  в  1941  году
привезли столько сапог к самой границе. И мне была  непонятна  цель,  ради
которой в 1941 году советским солдатам у  границ  взамен  плохих  кирзовых
сапог  выдавали  хорошие  кожаные.  Про  1968  год  все  понятно:  мы  шли
освобождать  братскую  Чехословакию.  А  в  1941  году   наши   отцы   что
намеревались делать?
     Кстати, мой отец  прошел  войну  от  самого  первого  дня  до  самого
последнего, а потом прошел от первого до последнего дня короткую  яростную
войну против японской армии в Китае. Я спросил, как он  вступил  в  войну,
где, когда, в составе какой дивизии, какого корпуса? В каких  сапогах?  Он
рассказал. Его рассказ потом проверил по архивам.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.