Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

все тот же крылатый шакал: легкий  бомбардировщик,  по  виду,  размерам  и
летным характеристикам больше похожий на истребитель.
     Каждый советский конструктор независимо от своих  конкурентов  выбрал
все  туже  схему:  низконесущий  моноплан,  двигатель  один,   радиальный,
двухрядный с воздушным охлаждением. Каждый советский конструктор предлагал
свой вариант "Иванова", но каждый  вариант  поразительно  похож  на  своих
незнакомых собратьев и на далекого японского брата по духу и замыслу И это
не чудо: просто всем конструкторам поставили  задачу:  создать  инструмент
для определенного  вида  работы,  для  той  самой  работы,  которую  через
несколько лет будут делать японские самолеты в небе  Перл-Харбора.  А  раз
работа предстоит та же самая, то и инструмент  для  ее  выполнения  каждый
конструктор создаст примерно одинаковый.
     Если всем ученикам в классе задать одну  задачу,  то  все  правильные
ответы будут одинаковыми.
     А кроме того, в ходе работ над проектом "Иванов" чья-то невидимая, но
властная рука направляла тех, кто  уклонялся  от  генерального  курса.  На
первый взгляд, вмешательство на высшем уровне в работу конструкторов - это
просто прихоти капризного барина. Например, некоторые конструкторы ставили
на опытные образцы по две огневые точки: одна - для защиты задней  верхней
полусферы, другая - задней  нижней.  Таких  поправили  -  обойдемся  одной
точкой, заднюю нижнюю полусферу  защищать  незачем.  Некоторые  прикрывали
экипаж и важнейшие узлы броневыми плитами со всех  сторон.  Их  поправили:
прикрывать только снизу и с бортов. Павел Сухой  свой  "Иванов"  в  первом
варианте сделал  цельнометаллическим.  Попроще  -  сказал  чей-то  грозный
голос. Попроще. Крылья  пусть  остаются  металлическими,  а  корпус  можно
делать фанерным. Упадет скорость? Ничего. Пусть падает.
     Странный вкус у  товарища  Сталина?  Нет.  Это  стальная  логика:  мы
наносим внезапный удар и давим авиацию противника на  земле,  после  этого
летаем в чистом небе. Самолет противника в небе - это редкий случай. Пилот
прикрыт спереди широколобым двигателем воздушного охлаждения,  который  не
чувствителен даже к пробоинам в цилиндрах. Осталось прикрыть экипаж  снизу
и с бортов.  Нападать  на  наши  самолеты  сверху  и  сзади  будут  редко,
обойдемся  одной  пулеметной  установкой,  а  перегружать  лишней   броней
незачем; мы подходим на низких высотах, истребитель  противника  ниже  нас
оказаться не может.  Некоторые  конструкторы  предлагали  экипаж  из  трех
человек: летчик,  штурман  и  стрелок.  Опять  одернули:  хватит  двоих  -
самолеты противника мы внезапным  ударом  уничтожим  на  земле,  и  потому
стрелку в воздухе все равно много  работы  не  будет.  И  штурману  работы
немного - мы действуем плотными группами, как разъяренные осы:  смотри  на
ведущего, следуй за ним, действуй, как  он.  Так  что  работу  штурмана  и
стрелка совмещаем, за счет  этого  добавляем  полезную  бомбовую  нагрузку
Оборонительные возможности снижаем, наступательные - повышаем.
     Между  советскими  прототипами   "Иванова"   и   японским   воздушным
агрессором были различия. Они диктовались тем, что главное  для  Японии  -
контроль над океаном, для нас - контроль над континентом. Поэтому "Иванов"
в варианте торпедоносца пока не разрабатывался. Зато  его  возможности  по
нанесению внезапных ударов по аэродромам резко превосходили  все  то,  что
было на вооружении любой другой страны.
     В 1941 году Красная  Армия  применила  совершенно  необычное  оружие:
наземные подвижные реактивные  установки  залпового  огня  БМ-8  и  БМ-13,
которые вошли в историю как "Сталинские органы" или "Катюши". Они стреляли
снарядами М-8 (калибр 82-мм)  и  М-13  (калибр  132-мм).  Залп  нескольких
установок - это  лавина  огня  со  скрежетом,  ревом  и  грохотом.  Многие
германские солдаты, офицеры  и  генералы  свидетельствуют,  что  это  было
жуткое оружие.
     Реактивные снаряды М-8 и М-13 применялись также  и  со  многих  типов
самолетов, в основном с Ил-2 и Ил-10. Но мало кто помнит,  что  реактивные
снаряды  первоначально  разрабатывались  для  самолетов  "Иванов",  группы
которых должны были стать "летающими батареями". Реактивные  снаряды  были
грозным оружием,  особенно  если  его  применяли  внезапно  сразу  десятки

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.