Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

"Филин настаивал, его поддерживали некоторые другие. В конце концов Сталин
уступил, сказав: "Ну, пусть будет по-вашему, хотя вы меня и  не  убедили".
(А. Яковлев. Цель жизни. М., ИПЛ, 1968, с. 182). Это один из тех  случаев,
когда Сталин  разрешил  ТВ-7  выпускать.  Вскоре  Сталин  одумается,  свое
решение отменит, и вновь найдутся смельчаки спорить с ним и доказывать...
     Вопрос вот в  чем:  почему  Сталину  надо  доказывать?  Если  все  мы
понимаем  неоспоримые  достоинства  ТВ-7  и  необходимость  его  серийного
выпуска, почему Сталин таких простых вещей понять не может? А между тем  и
самому глупому ясно, что в темном лесу с дубиной  веселее,  чем  без  нее.
Если все сводится к сталинской глупости, то ТВ-7  был  бы  запрещен  одним
махом, и больше к этому вопросу Сталин не вернулся. Но Сталин  восемь  раз
свое решение меняет на прямо противоположное. Что за сомнения? Как это  на
Сталина непохоже.
     Истребить  миллионы  лучших  крестьян,  кормильцев  России?   Никаких
сомнений: подписал бумагу, и вот вам - год великого  перешиба.  Уничтожить
командный состав армии? Без сомнений. Подписать пакт с  Гитлером?  Никаких
проблем: три дня  переговоров  и  -  пробки  в  потолок.  Были  у  Сталина
сомнения, были колебания. Но пусть меня поправят: такого не было. Отказ от
ТБ-7 - это самое трудное из всех решений, которое Сталин принимал в  своей
жизни. Это самое важное решение в его жизни. Я скажу больше: отказ от ТБ-7
- это вообще самое важное решение, которое кто-либо принимал в XX веке.
     Вопрос о ТБ-7 - это вопрос о том, будет Вторая мировая война  или  ее
не будет. Когда решался вопрос о ТБ-7, попутно решалась и судьба  десятков
миллионов людей... Понятны соображения Сталина, когда четыре  раза  подряд
он принимал решение о серийном производстве ТБ-7. Но когда Сталин  столько
же раз свое решение отменял, руководствовался же он чем-то!  Почему  никто
из историков даже не пытается высказать предположения о мотивах Сталина?
     У ТБ-7 были могущественные противники, и пора их назвать. Генеральный
штаб РККА был образован в 1935 году. До  германского  вторжения  сменилось
четыре начальника Генерального штаба: Маршалы Советского Союза А.И. Егоров
и Б.М. Шапошников, генералы армий К.А. Мерецков и Г.  К.  Жуков.  Все  они
были противниками ТБ-7 Противниками не  только  ТБ-7,  но  и  вообще  всех
стратегических бомбардировщиков, были многие видные авиационные  генералы,
включая П.В. Рычагова, Ф.К. Аржанухина, Ф.П.  Полынина.  Противником  ТБ-7
был  Нарком  обороны  Маршал  Советского  Союза   С.К.   Тимошенко.   Ярым
противником ТБ-7 был референт Сталина по вопросам авиации  авиаконструктор
А.С.Яковлев. Ну и, понятно, противниками  стратегических  бомбардировщиков
были почти все советские военные теоретики, начиная с В.К. Триандафиллова.
     Лучше всех доводы против тяжелых бомбардировщиков изложил  выдающийся
советский теоретик воздушной войны профессор, комбриг Александр Николаевич
Лапчинский. Он написал несколько блистательных  работ  по  теории  боевого
применения авиации. Идеи Лапчинского просты  и  понятны.  Бомбить  города,
заводы, источники и хранилища стратегического сырья - хорошо.  А  лучше  -
захватить их целыми и использовать для  усиления  своей  мощи.  Превратить
страну противника в дымящиеся развалины можно, а нужно ли?
     Бомбить дороги и мосты  в  любой  ситуации  полезно,  за  исключением
одной: когда мы готовим вторжение на вражескую территорию. В  этом  случае
мосты и дороги надо не бомбить,  а  захватывать,  не  позволяя  отходящему
противнику их использовать  или  разрушать.  Бомбардировка  городов  резко
снижает моральное состояние населения. Это правильно. Кто с  этим  спорит?
Но стремительный прорыв  наших  войск  к  вражеским  городам  деморализует
население  больше,  чем  любая  бомбардировка.  И  Лапчинский  рекомендует
Сталину все силы Красной Армии направить иена подрыв  военно-экономической
мощи противника, а  на  захват.  Задача  Красной  Армии  -  разгром  армий
противника. Задача авиации - открыть дорогу нашим армиям и  поддержать  их
стремительное движение вперед.
     Лапчинский рекомендует  войну  не  объявлять,  а  начинать  внезапным
сокрушительным  ударом  советской   авиации   по   вражеским   аэродромам.
Внезапность и мощь удара должны быть такими, чтобы в первые часы  подавить
всю авиацию противника, не позволив ей подняться в воздух. Подавив авиацию

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.