Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он снова хмыкнул и, подумав, достал второй  стакан,  налил  себе...".
("Красная звезда", 5 августа 1992 года).
     Ворожейкина спасла  твердость  характера.  И  повезло:  у  него  была
возможность проявить твердость перед  Жуковым.  Тем,  кого  головорезы  из
батальона Осназ НКВД арестовывали в степи и стреляли на заре,  проявленная
твердость не помогала.
     У стремления  Жукова  к  порядку  (через  расстрелы)  была  и  другая
сторона. Тех, которых испытал в бою, которым поверил, Жуков  смело  ставил
на любой пост, доверял любое дело. Нужно сказать, что в большинстве  выбор
Жукова оказался правильным. Люди жуковского  выбора  были  самостоятельны,
рассудительны, решительны и тверды.
     Мы знаем, что Сталин послал воевать своего личного пилота Голованова,
а Ворошилов - своего генерала для поручений особой важности  Хмельницкого.
Неплохо глянуть и на жуковскую команду в начале июня 1941 года.  Да  и  на
самого Жукова.
     Жуков - наступление. На фронте  это  знал  каждый.  Появление  Жукова
означало не простое наступление, но наступление внезапное,  решительное  и
сокрушительное. Вот почему  предпринимались  меры  к  тому,  чтобы  скрыть
присутствие Жукова в  данный  момент,  на  данном  участке  фронта.  Жуков
появлялся без знаков различия, о его присутствии запрещалось  говорить,  в
шифровках не указывалось его имя, лишь псевдоним.
     Эти правила распространялись и на других маршалов и генералов, но все
же Сталин прятал Жукова особо.
     Или особо демонстрировал. В октябре 1941  года  наступил  критический
для Советского Союза момент. Германские  войска  вышли  к  Москве.  Москву
защищал Западный фронт, командование  которым  13  октября  принял  Жуков.
Главный редактор "Красной  звезды"  Д.  Ортенберг  (сослуживец  Жукова  по
Халхин-Голу) послал в штаб Западного фронта фотокорреспондента с  приказом
сделать снимок: Жуков над картой сражения. Жуков прогнал корреспондента из
штаба,  не  до  фотографий.  Но  через  несколько  дней  фотокорреспондент
вернулся в штаб Западного фронта с тем же приказом, но теперь приказ отдал
Сталин лично.
     Снимок появился на первых страницах газет:  вся  армия,  вся  страна,
весь мир должны знать, что Москва не будет сдана - оборона Москвы поручена
Жукову. Понятно, Жуков не только оборонялся, но и  перешел  в  решительное
наступление,  которое   было   полной   неожиданностью   для   германского
командования.
     Другой  пример.  Весной  1945  года   1-й   Белорусский   фронт   под
командованием Жукова готовится к Берлинской операции. 13 апреля  в  Москве
Сталин как бы невзначай сообщает Гарриману, что немцы по понятным причинам
ждут удара на Берлин, а мы их обманем: главный удар не  на  Берлин,  а  на
Дрезден. Разочарованным советским солдатам и офицерам у самых стен Берлина
тоже сообщили, что удар будет наноситься на другом  направлении.  И  чтобы
развеять сомнения, объявляют приказ о том, что командование фронтом принял
генерал армии В.Д. Соколовский, а Маршал Советского  Союза  Г.  К..  Жуков
убыл на другое направление... Понятно,  Жуков  не  убывал  и  командование
фронтом  Соколовскому  не  передавал,  просто  перед  началом  наступления
неплохо позволить противнику расслабиться и с облегчением вздохнуть.
     Принцип понятен: когда Сталин боится за прочность своей  обороны,  он
Жукова демонстрирует, когда  Сталин  готовит  внезапный  удар,  он  Жукова
прячет.
     В июне 1941 года Г. К. Жуков как начальник Генерального штаба  должен
оставаться в Москве. Но  21  июня  на  заседании  Политбюро  было  принято
решение:  на  румынской  границе  тайно  развернуть   Южный   фронт   (под
командованием  генерала  армии  И.В.  Тюленева),  а  Жукова  направить   в
Тернополь координировать действия Южного и Юго-Западного фронтов.
     Решение направить Жукова в Тернополь Сталин принимал  не  в  связи  с
угрозой германского нападения: Сталин такого оборота не ожидал.
     Если бы Сталин  боялся  за  свою  оборону,  то  из  полета  Жукова  в
Тернополь не следовало делать тайны. А можно  было  даже  и  поместить  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.