Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Если пять тысяч тонн бомб, которые ТБ-7 могли доставить одним рейсом,
перевести на язык современной стратегии, то это - ПЯТЬ КИЛОТОНН.  Это  уже
терминология ядерного века. Если пять килотонн  недостаточно,  то  за  два
рейса можно доставить десять. А двадцать килотонн - это то, что без особой
точности упало на Хиросиму.
     Тысяча ТБ-7 - это  как  бы  ядерная  ракета,  наведенная  на  столицу
противника. Мощь такова, что для  потенциального  агрессора  война  теряет
смысл.
     Итак, одним  росчерком  сталинского  пера  под  приказом  о  серийном
выпуске ТБ-7 можно было предотвратить германское  вторжение  на  советскую
территорию.
     Я скажу больше: Сталин мог бы  предотвратить  и  всю  Вторую  мировую
войну. Понятно, в августе 1939 года он не мог иметь всю  тысячу  ТВ-7.  Но
двести, триста, четыреста и даже пятьсот - иметь мог. Один  вылет  двухсот
ТБ-7 - килотонна. Имея только двести ТВ-7, пакт Молотова-Риббентропа можно
было не подписывать. Имея только двести ТБ-7, можно было  не  оглядываться
на позицию Великобритании и Франции.
     Можно было просто пригласить  Риббентропа  (а  той  самого  Гитлера),
продемонстрировать то, что уже есть, рассказать, что будет, а потом просто
и четко изложить свою позицию: господин министр (или - господин  канцлер),
у нас отношения с Польшей не самые лучшие, но  германское  продвижение  на
восток нас пугает. Разногласия Германии с Польшей нас не касаются, решайте
сами свои проблемы, но только не начинайте большую  войну  против  Польши.
Если начнете, мы бросим в Польшу пять миллионов советских добровольцев. Мы
дадим Польше все, что она попросит, мы  развернем  в  Польше  партизанскую
войну и начнем мобилизацию Красной Армии. Ну и ТБ-7... Каждый  день.  Пока
пять тысяч тонн в день обеспечить никак не можем,  это  потом,  но  тысячу
тонн в день гарантируем.
     Так можно было бы разговаривать с Гитлером в августе 1939 года,  если
бы Сталин в свое время подписал приказ о серийном выпуске...
     Справедливости ради надо сказать, что Сталин  приказ  подписал...  Но
потом его отменил. И подписал снова. И отменил.  И  снова...  Четыре  раза
ТБ-7 начинали выпускать серийно и четыре раза с серии снимали. (Г. Озеров.
Туполевская шарага.  "Посев",  Франкфурт-на-Майне,  1971,  с.  47).  После
каждого приказа  промышленность  успевала  выпустить  три-четыре  ТБ-7,  и
приказ отменялся. Снова все начиналось и снова обрывалось...  На  22  июня
1941   года   ТБ-7   серийно   не   выпускаются.   За    четыре    попытки
авиапромышленность успела выпустить и передать стратегической  авиации  не
тысячу  ТБ-7,  а  только  одиннадцать.  Более  того,  почти  все  из  этих
одиннадцати не имели самого главного - дополнительного  пятого  двигателя.
Без  него  лучший  стратегический  бомбардировщик   мира   превратился   в
обыкновенную посредственность.
     После нападения Гитлера ТБ-7 пустили в серию. Но было поздно...
     Возникает вопрос: если бы Сталин дал приказ о выпуске тысячи  ТБ-7  и
не отменил его, смогла бы советская  промышленность  выполнить  сталинский
заказ? Смогла бы к концу 1940 года выпустить тысячу таких самолетов?
     Создатель ТБ-7 авиаконструктор Владимир Петляков  (после  трагической
гибели Петлякова ТБ-7 был  переименован  в  Пе-8)  ни  минуты  в  этом  не
сомневался.
     Александр  Микулин,  создавший  двигатели  для  ТБ-7,  был  полностью
уверен, что советской промышленности такой  заказ  по  плечу.  Заместитель
авиаконструктора  А.  Туполева  профессор  Л.  Кербер,  ведущие   эксперты
авиапромышленности С. Егер, С. Лещенко,  Е.  Стоман,  главный  конструктор
завода, выпускавшего ТБ-7, И. Незваль, главный технолог завода Е.  Шекунов
и многие другие, от кого зависел выпуск ТБ-7, считали задачу выполнимой  в
отведенный срок.
     Авиаконструкторы В.Б. Шавров и А.Н. Туполев считали, что тысяча  ТБ-7
может быть готова к ноябрю 1940 года.
     Уверенность конструкторов  и  лидеров  промышленности  понятна:  ТБ-7
появился  не   на   пустом   месте.   Россия   -   родина   стратегических

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.