Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Когда началась Вторая мировая война?



МОЕМУ ЧИТАТЕЛЮ

     После выхода "Ледокола" в Германии получил  три  кубометра  почты  от
бывших германских солдат и офицеров: письма,  книги,  дневники,  фронтовые
документы, фотографии. После выхода "Ледокола" в России - получил  больше.
На повестке дня - ленинский вопрос: что делать? Писать ответы?  Хватит  ли
жизни? А вправе ли я ответы не писать?
     Тут не долг вежливости.  Каждое  письмо  интересно  посвоему.  А  все
вместе - сокровище. Это пласт истории, который никто не изучал. Это тысячи
свидетельств, и каждое опровергает официальную версию войны.
     Быть может, некое научное учреждение имеет  более  объемное  собрание
рукописных свидетельств, но верю, что моя коллекция - интереснее.
     Фронтовики, прожив долгую, трудную жизнь, вдруг на склоне  лет  стали
писать мне, открывая душу, рассказывать то, что не рассказывали никому.
     Большая часть писем не от фронтовиков, а от их  потомков  -  детей  и
внуков. И все сокровенное: "Мой отец в кругу своих рассказывал."
     Потрясло то, что ВСЕ свидетельства как живых участников войны, так  и
дошедшие в пересказах близких, не стыкуются с той картиной  начала  войны,
которую  нам  полвека  рисовала  официальная  историческая  наука.  Может,
фронтовики и их потомки искажают истину?
     Такое  предположение  можно  было  высказать,  если  бы  почты   было
килограммов сто. От такого пустяка можно было бы и отмахнуться.  Но  писем
МНОГО. Представляете себе, что означает слово МНОГО?
     И все об одном. Не могли же все сговориться. Не  могли  авторы  тысяч
писем из России сговориться с авторами тысяч писем  из  Германии,  Польши,
Канады, Австралии...
     Пример. Из официальной версии войны мы знали,  что  грянула  война  и
художник  Ираклий  Тоидзе  в  порыве  благородного  возмущения   изобразил
Родину-мать, зовущую в бой. Плакат появился  в  самые  первые  дни  войны,
вскоре получил всемирную известность и стал  графическим  символом  войны,
которую коммунисты называют "великой отечественной".
     А мне пишут, что плакат появился на улицах  советских  городов  не  в
самые первые дни войны, а в самый первый.
     На улицах Ярославля - к вечеру 22  июня.  В  Саратове  -  "во  второй
половине дня". 22 июня в Куйбышеве этот плакат  клеили  на  стены  вагонов
воинских  эшелонов,  которыми  была  забита  железнодорожная  станция.   В
Новосибирске и Хабаровске плакат появился не  позднее  23  июня.  Самолеты
тогда летали со множеством промежуточных посадок, и за сутки до Хабаровска
не долетали. Но если предположить,  что  самолет  загрузили  плакатами  22
июня, и за ночь он долетел до Хабаровска, то возникает  вопрос:  когда  же
эти плакаты печатали? 22 июня? Допустим. Когда же в  этом  случае  Ираклий
Тоидзе творил свой шедевр? Как ни крути: до 22 июня. Выходит, творил не  в
порыве ярости благородной, а до того, как эта ярость в нем могла вскипеть.
Откуда же он знал о германском нападении, если  сам  Сталин  нападения  не
ждал? Загадка истории...
     А вот отгадка. Письмо из Аргентины. Автор Кадыгров Николай  Иванович.
Перед войной - старший лейтенант на  призывном  пункте  в  Минске.  Каждый
призывной пункт хранил определенное количество  секретных  мобилизационных
документов в опечатанных пакетах с пометкой: "Вскрыть в День "М". В  конце
1940 года таких документов стало поступать все больше.  И  вот  в  декабре
поступили три огромных пакета, каждый - о пяти сургучных  печатях.  То  же
предписание: "Вскрыть в День "М". Пакеты секретные, и положено их  хранить
в сейфе. Но вот беда: не помещаются. Пришлось  заказать  стальной  ящик  и
использовать его вместо сейфа.
     Прошло шесть месяцев, 22 июня -  война.  Что  делать  с  документами?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.